Дек 02 2017

Чужие среди своих

В Империи всегда было много разных культов, Министерство веры смотрело на это сквозь призму заработка: хочешь проповедовать своих богов – покупай лицензию и плати налог. За пару сотен лет жители Империи успели узнать о Нараде Златопевце, Солнцеликом Таномаре, Таинственных Сёстрах и даже Алых Ангелах.

Не обошли стороной и тех, кто не захотел склонять голову ни перед одним из божеств, почти тридцать лет Империя принимала у себя общину Атеистов. Небольшая, но самодостаточная, родилась она давно под влиянием учёных-магов – живущих припеваючи без покровителя, но в условиях гораздо более комфортных чем крестьяне континента. Однако, за всё надо было платить…

– Эй, безбожники! Где ваш главарь?! – взревел трубным гласом Феликс Ястреб. В этом сезоне именно ему поручили инспектировать эту часть Империи по вопросам Министерства веры.

– Атеисты. Доброго дня, сэр Феликс, чем могу помочь? – сухо поправил один из бегающих туда-сюда по замку учёных. Одет он был в просторный кожаный плащ, на голове – железный шлем. Как пришлецы, такой же нелепый…

– Я пришёл забрать ваш ежегодный взнос за право проповедовать свою ересь в землях Империи. – холодно ответствовал паладин. У него, как ярого последователя Лиеса Светозарного, был особый зуб на всех этих еретиков. Верят в плоды своих пьяных снов и безумных иллюзий, когда Боги существуют и оберегают этот мир! Учёный замялся.

– Прошу прощения, уважаемый сэр Феликс, но в сумме, назначенной на этот год Министерством закралась ошибка, она больше обычной в пятнадцать раз, у нас нет таких денег.

– Бред! В Министерстве не ошибаются, никогда. А вы, если хотите и дальше жить в своих убеждениях, хоть всех своих прихожан ограбьте, а сумму достаньте!

– У нас нет прихожан.

– У всех есть.

– Понимаете, мы скорее небольшая община, которая занимается наукой, а не…

Тут у Ястреба сдали нервы, и он прервал речь своего собеседника:

– Значит сами виноваты. Если через десять дней указанная сумма не будет в казне, я приду сюда с отрядом карателей. Те, кто, волей Лиеса, от которого вы отвернулись, окажется бессмертным – ждёт вечная каторга на рудниках.

– Но постойте, может быть мы сможем возместить часть денег своими наработками? Это будет прорыв, и если вы дадите нам хотя бы ещё год, мы выведем Империю на новый уровень могущества! – сообщил учёный. – Мастер Амадор, нужна ваша помощь!

К паладину и учёному подошёл высокий худой человек в таком же плаще и шляпе с полями. И плащ и шляпа были инкрустированы какими-то железками причудливой формы.

– Амадор Константа, к вашим услугам, сэр. Я уже наслышан о нашей проблеме нехватки средств, и поэтому могу предложить несколько изобретений, которые улучшат жизнь всех граждан Империи. – низко поклонился человек.

После небольшой прогулки до одного из зданий, Амадор взял с полки пузырёк, размером где-то со среднюю кружку. Затем – жезл. По жезлу пробежала молния, и скрылась в пузырьке, а Амадор сказал:

– Этот магический фонарь положит конец лучинам и факелам! Как вы могли заметить, я запитал его от жезла, это может сделать любой, не имеющий дара к магии воздуха. А теперь смотрите, я слегка поворачиваю пробку на фонаре, и он начинает гореть, так настраивается яркость. Без подпитки один такой фонарь сможет без перебоев работать как минимум сезон.

Паладин хмыкнул, и зажёг в своей ладони сияющий золотой шар светляка. Тот светился заметно ярче фонаря.

– Я тоже так могу, это простейшее из заклинаний. Ты меня не удивил. Покажи мне что-то стоящее.

Амадор кивнул. Учёный и паладин прошли в соседний зал.

– Поскольку вам явно нужна эффектная демонстрация, осмелюсь показать это на себе. Эти повязки наматываются на тело, можно прямо на доспех. Теперь ударьте меня. Не стесняйтесь, я бессмертен.

Феликс дождался пока учёный не обмотается бинтами, после чего нанёс ему удар мечом. Бинты изменили свою форму, и полностью покрыли рану. Прошла пара секунд – и от раны не осталось следа: даже плащ учёного был заштопан, пусть и неумело: будто кожа плаща затянулась, как живая, оставив от раны рубец.

– Мета-бинты, спасут жизнь на поле боя кому угодно. При их создании было использовано несколько новых техник магии, в том числе магия лечения академической школы, так что может работать и на неживые материи вроде големов или доспеха.

– Лекарь волей Лиеса и Серафины исцелит не хуже.

– Вы не понимаете, сэр Феликс. Это работает по принципу артефактов, и доступно тем, у кого вообще может не быть дара к магии!

– Они всегда могут обратиться к магу или жрецу за помощью в таком случае. Жду десять дней, если казна не будет пополнена вашим налогом, то вам же хуже.

Феликс Ястреб развернулся, и вышел из мастерской. Амадор хотел ему что-то сказать, но тут его отвлекли с каким-то чертежом.


– Однозначно, это несправедливо! У нас просто НЕТ задолженности за пятнадцать лет! – возмущался мастер Люмьеро. – От нас просто хотят избавиться, не иначе.

– Только что подтвердилось, в реестрах Министерства веры в самом деле кто-то изменил запись о наших вкладах, ещё месяц назад всё было в норме. – сообщила помощница.

– Спасибо, Мари. Значит, нужно бежать. Просто бежать. Вопрос только в том, куда. – горько заключил Амадор. – Из достойных внимания вариантов – Халифат, подполье, Подгорное королевство…

Добраться пусть даже с границы Имперской степи и Деганского Протектората до всех этих земель – долгое занятие, но специалисты-техноманты могли и не такое – всё же, у истоков стоял один из бывших гонцов фаразинов Золотого круга! И у того, конечно же, была возможность устроить встречу дистанционно.

Иллюзорная копия Амадора с хрустальным звоном вошла в приёмные покои дворца Халифа Амона бей Саля. На одном из диванов сидел и читал большой свиток один из помощников главы страны магов. Точно такая же копия спустя час появилась у ворот Подгорного королевства, а ещё чуть позже – почти прямо посредине комнаты одного из влиятельных атаманов Гильдии.

Общение с представителем Халифата прошло прекрасно – точнее, маги были готовы с радостью приютить техномантов! Но возникали две небольших трудности. Во-первых, Халифат не хотел ссориться с Империей, во-вторых – все граждане далёкой южной страны были магами. И они также спросили: «зачем нам ваши изобретения, если мы можем достичь того же магией?». Учёные труды в любом случае приветствовались, даже если это – сугубо абстрактные труды вроде влияния урожая винных цветов на цвет хитина скратчей. Но техноманты всё же хотели приносить пользу…

Схожая ситуация была и у гномов – как только советники тана Лина, главы Подгорного королевства, пришли к выводу что могут быть проблемы с людьми – тут же указали на дверь. Никакие аргументы не заставили коротышек изменить своему принципу «не вмешиваться в дела подлунного мира».

Бандиты Гильдии оказались в этом плане более чем доброжелательны – они с радостью готовы были помочь с изобретениями в меру своих сил, но предупредили о том, что придётся сильно таиться. Да и скрывать свои же плоды трудов, ведь быстро они будут объявлены вне закона. Хоть это и было хорошим предложением, но это было тяжело для тех, кто хотел в открытую облагодетельствовать мир.


Осталось четыре дня до прибытия карателей во главе с Ястребом, Амадор сидел в своём кабинете, и хмуро просчитывал, где и как использовать наработки, чтобы дорого продать свои жизни и свободу. В дверь постучались, вошёл магистр Симон, именно тот самый бывший гонец.

– Прости что беспокою тебя, Амадор, но у меня есть предложение, которое может нас спасти. Вчера днём я заметил, как шаимы берутся за наши поручения, что если попросить помощи у них?

Амадор непонимающе посмотрел на Симона.

– Поясни, пожалуйста, какой у тебя план?

– Шаимы, пришлецы – сильны. Настолько сильны, что штурмуют Тайную Кухню вместе с бандитами, а потом как ни в чём не бывало берут задание у того же Феликса Ястреба на осаду павильонов демонов Нашора-Шарта. Что им до карателей? Что им до проблем державы, в которой они – лишь гости?

– Ты хочешь сказать, что можно стравить пришлецов и Ястреба?  Может сработать. Но сколько мы выиграем времени?

– Пару недель, как минимум. А за это время продолжим поиски безопасного места, если от нас не отступятся.

– Первая хорошая новость за неделю, не считая открытия системы «свой-чужой» для охранных замков! Пожалуй, так и поступим!

Уже вечером того же дня пришлецы получили приглашение на то, что сами они назвали «Ивент». Видимо, таинственная механика мироздания особо явно скрипнула, но задание на защиту маленькой общины было оценено достаточно высоко, и оказались лишь пара подозрительных героев, возможно – будущих солдат Империи.


В назначенный день отряд рыцарей в красно-жёлтых латах был встречен разношёрстной публикой пришлецов – люди, эльфы, влады, что заинтересовались приятными наградами, или же просто захотели помочь, схлестнулись с отрядом карателей.

Сзади, с крыши лаборатории, им помогали техноманты – распыляли исцеляющие реагенты, активировали зарытые в землю электрические ловушки, наспех смонтированные из очистителей озёр.

Побитый Феликс Ястреб пригрозил всеми возможными карами игрокам… и вот тут их проняло: далеко не всякий был рад тому, что его отношения с Империей ухудшились! На следующий день желающих помочь было в два раза меньше, и сыграли они практически на равных.

– Простите что вмешиваюсь, но почему на вас нападают паладины? – спросил какой-то эльф. Судя по тому что его звали Арбалётчик, и носил он слишком яркую для леса куртку жёлтого цвета, это был пришлец.

– Нас хотят перебить, но нам некуда идти. – кратко ответил Амадор. Всё же он не считал пришлецов достойными полных ответов.

– Шли бы к магам, у них учёные ценятся.

– Не вариант.

– А если к Гильдии?

– Тоже, к сожалению.

– А если к владам?

Вот тут Амадор посмотрел огромными глазами на эльфа. Влады?! Да они слова сказать не дадут! Но это им, уроженцам Империи… а что если попробовать воспользоваться помощью этого эльфа?

– К владам я не смог попасть, мудрый Арбалётчик, но у меня есть для тебя особое задание. Сможешь ли ты доставить этот артефакт к тому, кто сможет приютить нас в Матриархате?

Золотистая плитка портального маячка спряталась в бездонной сумке чужака.

– Не волнуйтесь, не брошу! Такая награда того стоит, а я вообще сам хотел к владам переметнуться! Они крутые! – улыбнулся эльф, и ускакал верхом на белом коне.

– Ну, держитесь друзья, либо нас спасёт этот чужак… либо мы проведём вечность в подземельях под Сильбертауном. – проговорил глава техномантов, и закурил трубку. Срочно требовалось успокоить нервы.


Арбалётчик действительно быстро добрался до болот, и по почти детской наивности отправился прямо в Столицу. Пусть в Матриархате и много деревень, что располагаются на относительно сухих участках болот, но города владов блистали великолепием. Мощёные тёмно-серым камнем аллеи, клумбы с аккуратно подстриженными деревьями и кустами лилий. Мастерицы-владессы не поленились, и вырастили абсолютно бесполезный для алхимии сорт лилий, но зато красивый – эти цветы ничего не стоили для игроков, и клумбы оставались целы.

Двух и трёхэтажные дома с острыми крышами ровными рядами стояли по обе стороны аллеи, а фонари освещали всё это великолепие нежно-салатовым светом, благодаря чему на город никогда не опускался мрак.

Жемчужиной Столицы, естественно, был дворец Матриарха, чьи острые шпили впивались в небо, а величественные витражи были видны отовсюду. Естественно, попасть к Матриарху могли только избранные, так что Арбалётчика к ней бы не пропустили. Но для тех, кто хотел попросить помощи, всегда дежурили придворные и жрицы.

– Чем могу помочь? – спросила владесса-жрица, дана Летиция. Чёрные волосы её развевались на лёгком сквозняке, словно шёлковый плащ, а глаза цвета красного винограда приветливо прищурились. Уже давно было доказано – от любого гостя можно ждать выгоды, даже если это эльф.

– Я пришёл от Амадора, который сейчас удерживает свою общину Атеистов от уничтожения. Могу я призвать его для переговоров? Портальный маяк при мне.

– Это в комнату для переговоров. – кивнула дана Летиция. Спустя пару минут, они находились в помещении, в котором было множество ловушек – любая из них моментально убила бы злоумышленника, рискнувшего обманом проникнуть в главный храм. Но для остальных это было весьма милое помещение – чёрный мрамор прекрасно оттенялся салатово-зелёным шёлком и светло-голубыми диванчиками, был даже столик с угощениями (естественно, пропитанными специальным составом, своего рода сывороткой правды).

Портал сверкнул, и в помещение вошла иллюзорная копия Амадора.

– Доброго солнца вам, уважаемая леди. От лица своей общины, я прошу приюта в ваших землях, и готов многое отдать за защиту. – низко поклонился глава общины.

– Например? – глаза владессы слегка сузились: что человек может предложить владам? Но выслушать надо всё равно.

– В качестве примера, могу предложить секрет фонарей, которые не требуют частой перезарядки, и годятся как для улиц, так и для домов. Сквозь иллюзию это плохо видно, но посмотрите на эту колбу! – начал ту же песню Амадор, что и для Феликса.

– Занятная игрушка… если я правильно поняла, они могут поднять качество освещения города на новый уровень. И решить проблему взрывающихся газовых фонарей. Прекрасно… что ещё?

– Бинты, которые сами затягивают повреждения на живом теле и неживой материи. Учитывая что вы используете некромантию без предрассудков, вам это может пригодиться.

– Да, вы правы. Лечение некронов и зомби весьма накладно. Есть ещё какие-то наработки?..

Амадор перечислил почти десяток предложений, и Арбалётчик увидел, как горят глаза владессы. Как бы она могла сказать, это индюшка, несущая золотые яйца! Не считая того, что свежий ум этих, ладно уж, не только людей, но и мужчин, поможет серьёзно усилить государство владов.

– Обычно в таких случаях мне нужно было бы посовещаться с моими сёстрами и великой Анастензис лично, но видит Великая Мать, я уверена в том, что это принесёт благо обеим сторонам. Арбалётчик, тебе надо будет вернуться обратно, и передать этот портальный камень Амадору. Как минимум я могу пообещать вам убежище на окраине Матриархата. Как максимум – лучшие дома в Столице. Сколько времени займёт у тебя дорога до пункта назначения, Арбалётчик?

– Да всего ничего, что-то подобное я и ожидал. – махнул рукой эльф, потрясая свитком телепортации. Дана Летиция завистливо вздохнула: особая защита выявляла уровень угрозы от любого проходящего в портал, и просто не могла быть пригодной для вторжения в земли того же Деганского Протектората. Эльф порвал свиток пополам, как того требовали условия, и исчез, оставив после себя облачко искр.


Прошло всего две недели, но техноманты вольготно устроились в Столице: их изобретения были перенесены туда же, где им выделили огромное помещение для опытов и специальные значки, которые говорили что хоть они и люди, но они – подданные Матриархата. Но вскоре необходимость в значках отпала – каждый влад знал Амадора и его команду в лицо, ведь эти люди привели в мир науку, которая серьёзно облегчила жизнь везде, от городов до деревень Матриархата! А спустя некоторое время – и по всему остальному миру, явив игрокам мастерство Техномантии.

Империя же, узнав что община Атеистов убежала в земли владов, в самом деле признала их «врагами», и даже снарядила несколько экспедиций… пока не узнала, что техноманты находятся под протекцией столичных вельмож. Феликсу Ястребу за это был внесён строгий выговор, пусть и тайно: аналитики уже просчитывали, как могли бы усилить свою армию теми силами, что им могли бы предоставить лояльные техноманты, но что сделано, то сделано.

А Техномантия же расцвела пышным цветом – пусть артефакты этой псевдошколы магии и были дорогими, но они того стоили – в каждом доме был свет и вода, системы водяных насосов облегчили жизнь фермерам, а для путешествий между городами ходили огромные дирижабли на болотном газе! Таким образом, Матриархат встал на новую ступень развития, и только время покажет, к чему это приведёт.

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.