Ноя 25 2017

Дипломатическая миссия

Неужели вы думаете, что Мир ограничен одним лишь континентом? Нет, конечно же нет. Так однажды корабль магов «Аркана», отправившийся на исследования на юг, наткнулся на несколько островов.

Что это были за острова – никто не знал, в летописях ничего сказано не было! Но капитан корабля попал на остров, где встретил местных жителей. Это были и люди и влады и эльфы – что создавало впечатление о некоем странном портале. Но, как оказалось, всё было куда проще.

Почти пятьсот лет назад, в Империи существовала жестокая традиция – казнить преступников «путём моря»: посадить на корабль, и отправить по течению ветра. Обычно такие «матросы» рано или поздно погибали, но этим повезло. Два корабля приплыли на острова, где было много пищи и воды, и просто сказочные условия для жизни.

Бандиты устроили подобие городов из остатков кораблей, но всё же будучи не просто путниками, а разбойниками (причём куда более жестокими, чем современные), они решили попробовать поискать кого-то, на кого можно было бы напасть. И этот «кто-то» нашёлся.

Неподалёку от островов пиратов жили орки – крепко сложенные мудрые существа, живущие в гармонии с миром, под покровительством духов предков. Не смотря на почти полное отсутствие «культуры», жили они хорошо. У них было более-менее развито горное дело и добыча драгоценных металлов – в основном серебра. А в пещерах обнаружилось то, что пиратам показалось самым большим сокровищем – кристаллы «аккарао» – минерала, который легко крошился, и взрывался, если его поджечь. Мастера-оружейники уже придумали несколько видов оружия, и за полтысячелетия развили его в пистолеты, ружья и пушки, которых не было в остальном мире. Правда, так назвали бы это оружие чужаки – сами пираты называли его каждый как вздумается –  от загадочного «аккавьяла» до вульгарной «пукалки». Ничего удивительного, что анархия, царившая среди пиратов, разбила их на несколько группировок, которые только и занимались тем что крали друг у друга всё что плохо лежит. Но это было что-то вроде игры – убивали здесь крайне редко, да и то скорее пленников-орков. Друг к другу пираты относились, как к детям – вечно лезут драться, не признают авторитета «старших», но без них было бы скучно.

Капитан «Арканы» привёз новости о пиратах, и Мир «взорвало» этой новостью. Особенно радовались бессмертные. Чему-то своему, как всегда.


«Аркана» снова плыла на Пиратские острова. На этот раз судно везло двух важных персон, на которых возлагали большие надежды Матриарх и Совет Братьев.

– Не находите ли Вы эту кампанию заведомо провальной? – улыбнулась дана Шейдел своему собеседнику, дипломату Карлу.
– Ничего особенного, но меня восхищает Ваша решительность отправиться в подобное плавание, – ответил дипломат, и съел виноградину, звонко хрустнув косточкой.
– Вы правы, но уверена, Вы достаточно компетентны в подобном вопросе.
– Как бы сказал мой наставник, почтенный Ришелье, что из гостей, «Зеркала лгут, и с этим ничего не поделать».
– Отвечу древней поговоркой владов, «Где порвётся холст, там уцелеет шёлк»… Эту поговорку любила мне напоминать дана Шани, а уж она знает, как правильнее подать информацию.

Охрана обеих сторон недобро смотрела друг на друга, но не понимала ничего. Думаю, неискушённый в мастерстве дипломатии и интриг, и не заподозрил бы в этой милой беседе за столом целую перепалку. По-дипломатски. Вот как бы она звучала, если бы её вели двое простых людей:

– Ты проиграешь, это не твоего ума дело, подобные задачи, понимаешь? – спросила на самом деле Шейдел. Всё же, владессы всегда считались самыми коварными и умными существами. А её оппонент был не только человеком, но ещё и мужчиной – «существом второго сорта».
– Нет, но такая белоручка как ты, наверное будет в ужасе, когда не увидит привычных предметов цивилизации, – владесса была знатного рода, и Карл не упустил момент вставить эту крошечную шпильку. Он уже представлял брезгливо-истерические мысли своей собеседницы, когда та будет пить местное пойло из корявых кружек и спать в сетчатом гамаке. Виноградную косточку пришлось долго жевать, глядя в рубиновые глаза дамы, словно показывая: «ты хоть и крепкий орешек, но я тебя разгрызу».
– Кто бы говорил, ты сам бандит! Если бы судьба не повернулась иначе, ты бы до сих пор резал кошельки у простаков и обманывал трактирщиков. – Карл в прошлом был одним из «трепачей» бандитского дома Штыгана. На это и делали ставку правители Лиги, посылая вместо представителя знати – бывшего бандита с подвешенным языком, надеясь что пираты «почувствуют своего человека». Но за одним столом с приближённой Матриарха Карлу было неуютно, это правда.
– Мой наставник – сам Ришелье, который учил меня, что внешность обманчива, и ты сама не подарок. – Бессмертный-человек Ришелье действительно был очень близок по уму к тому, кто носил это имя до него, и именно он получил «тайную цепочку заданий» по обучению молодого дипломата для этой важной миссии.
– Чернь не чета знати. Моей наставницей была настоятельница самого влиятельного монастыря владов, которая сделает твоего гостя, как мальчишку! – так бы ответила на это владесса простым языком. Дана Шани подняла свой монастырь до небесных высот не столько познаниями в магии и служении Великой Матери, сколько тайными услугами, в которых Матриарх часто душила проблемы в государстве на корню.

Вот так, за вроде бы безобидным и скучным разговором скрывалась целая нешуточная борьба. И так продолжалось почти три дня. Узнав, что плыть на корабле придётся в этот раз не пару минут (как это было с кораблями до Халифата), игроки отказались от этой авантюры, посчитав намного более важным делом свои повседневные походы и сражения. Хотя правители обоих государств не горели желанием отправить в это путешествие именно их – чудные пришлецы могли бы провернуть всё с точностью наоборот.

Карл вежливо попрощался со своей гостьей перед сном, и ушёл в свою каюту. Там он достал атласную подушечку, и начал яростно её избивать. От этого становилось легче, как и советовал наставник. Наконец, выпустив пар, Карл погрузился в полудрёму: даже здесь, зная что корабль защищён от проникновения, дипломат был готов к любой неприятности.

Не менее напряжена была и дана Шейдел: сам того не подозревая, Карл умудрился сбить пару её талисманов с толку, и теперь владесса мучилась, какую же коварную задумку лелеет её оппонент. Всю ночь она не сомкнёт глаз, она это умеет. Но утром придётся выглядеть отдохнувшей, нельзя провалить это задание ни в коем случае.


«Аркана» пристала к берегу уже как два часа. Лидер самой большой пиратской группировки, Чарлей Честный, толстяк с густой чёрной бородой и бровями, пригласил обоих послов в свой «дворец». Как и предполагали послы, «дворец» оказался перестроенным кораблём (испокон веков пираты строили свои дома в форме кораблей, в дань своему ремеслу). «Дорогим гостям» преподнесли по кружке отменного крепкого напитка неизвестного происхождения, и Карл внутренне ликовал, глядя как согласно озвученному обычаю, леди Шейдел пытается залпом выпить всю кружку и не поморщиться. Сам он справился с этим прекрасно: напиток был лучше низкокачественной бурды, которую гнал алхимик банды в год «закона о трезвости номер четыре».

– Ну что, правила приличия сталбыть соблюдены, давайте говорите, чего припёрлись? – поинтересовался Чарлей.
– Для начала, я хотела бы поблагодарить Вас за Ваш радушный приём. Я буду долго вспоминать этот день с самыми яркими чувствами – торжественно начала владесса. «Ага. Брага действительно паршивая, и её теперь будет полгода мутить от этого воспоминания», подумал Карл, прикидывая заранее выручку с поставок качественных напитков мастеров-винокуров Лиги. – …мы прибыли сюда, надеясь на долгий и удачный альянс, лишённый необходимости поступать некомпетентно по отношению друг к другу.

Честный молча ковырял в носу, пропуская через уши кружева речи даны Шейдел. Когда она закончила, тот икнул, и попытался сказать как можно внятнее, словно его собеседница была пьяной от приветственного напитка.
– Я не врубился. Ты отдохни, наше винцо в голову ударяет крепко. Протрезвеешь – попробуем заново.
– *****! – внезапно сказала большая ярко-красная птица, сидящая на жёрдочке за спиной капитана  пиратов.
– Не обращайте внимания на этого пустотрёпа, он знает всего тридцать слов, и все из тех, что не говорят в обществе ледей, – усмехнулся Чарлей. Птица выдала ещё одно ругательство, и Шейдел почувствовала, как к своему стыду краснеет. Пираты загоготали, увидев это, а капитан дал мелкому пакостнику кусочек фрукта. Смеялся и сам Карл, прикидывая, где утончённая аристократка могла знать хотя бы примерный смысл сего оборота.

Две девушки-пиратки увели так быстро впавшую в ступор владессу в её покои, а за дело приступил Карл.

– Леди Шейдел просто переволновалась, увидев вас. Она представляла эту встречу иначе, – бодро начал Карл.
– Шейдел *****! – заявил попугай, забавно растягивая последнее слово.
– Да, есть такое! Мудрая птица у вас, Честный! – с превеликим удовольствием согласился дипломат.
– Да балабол он. Зато стрелять умеет, смотри! – ухмыльнулся пират. – Пакостник, тревога!

Попугай противно вскрикнул, поднялся с насеста, и схватился за какой-то то ли жезл, то ли курительную трубку. Повинуясь инстинкту, Карл упал и откатился, и не зря – раздался грохот, и жезл выстрелил, выпустив напоследок облачко дыма. Обозвав Карла тем же словом что и дану Шейдел, попугай снова успокоился, под хохот пиратов. На уровне головы Карла за секунду до падения была подпалина в стене, как от крошечного взрыва.
– А ты мне нравишься! Видел раньше гремелки? – одобряющим тоном спросил Чарлей.
– Нет, но это потрясно! У меня для вас предложение, как насчёт дружбы?
– Не, не выгодно. Разубедишь меня? – подумав, сказал Честный. Карл стал приводить аргументы, что может дать Лига в знак дружбы, и что попросит взамен. Картина выходила очень хорошей: Лига превратила бы город пиратов в цивилизованное место, в ответ – просто получила бы секрет «гремелок».

Выслушав довольно простое, немного пересыпанное просторечными и порой даже острыми словечками предложение, капитан осмотрел собеседника, и сказал:
– Ты не думай, я человек простой, но не пойму я, что дёрнуло такого парня  как ты нашампуниться и служить как дрессированная обезьянка. Но то твоё дело, голова у тебя не дырявая, хотя в команду к себе такого я бы не взял. Иди к своей подруге, сейчас мы поболтаем, и завтра выскажемся.
– Завтра? Но ведь сейчас же ещё только полдень, неужели так много времени нужно? – удивился Карл.
– Когда капитан «совещается», ему ещё надо протрезветь после этого, – подсказал услужливо старый пират-слуга. – А то ещё череп раскроит ненароком.
– **** **** **** ****!!! – выдал попугай. Сие витьеватое выражение посвящалось явно Карлу, и тот пошёл, сопровождаемый старым слугой до комнаты.


«Гостевые покои» оказались не особо гостеприимными – пираты позаботились только о минимуме комфорта. В комнате были гамаки, стол и хитроумная конструкция, которая, видимо, заменяла магический ночной горшок – только «содержимое горшка» выбрасывалось на улицу по трубе.

– Мне кажется, что вы не особо блеснули своими навыками перед пиратами, – хмуро заметила Шейдел.
– Вы своими тоже, так что поживём – увидим. Мы оба не знали, с чем столкнёмся.
–Лично Я была в курсе предстоящего, это странно, что вы не знали, что нас ожидает, – не удержалась владесса. А Карлу подумалось, что неплохо было бы отправить владийскую ведьму в разгар пирушки к капитану. Опыт и знание характера отморозков (какими вроде бы и были пираты) подсказывало ему, что после этого Матриархат точно останется с носом. И парой оторванных голов. Может быть даже одной дипломатской, той, что с длинными волосами и красными глазами.

Выйдя из комнаты, и узнав когда пираты дойдут «до кондиции», Карл убедил одного из слуг зайти к ним в комнату. И ближе к вечеру дана Шейдел «внезапно» получила приглашение от капитана на дружескую попойку, как дама, покорившая его сердце. Дана Шейдел покинула комнату с чувством победительницы. Карл засыпал с чувством успешно проведённой пакости.


– А он что?
– Ничего особенного, только ущипнул пару раз за задницу и всё.
– Да, такую бы и я пощипал…

Карл слушал переговоры за стенкой, представляя, что переживала полностью обессилившая владесса. Она пришла среди ночи, и не сказав ни слова, сразу упала на свой гамак.

–…ну, а сильно она ему врезала?
– не знаю, но Пакостник выучит пару новых ругательств. Капитан был особенно красноречив.
– Чего обсуждаем, обормоты?
– Честного. Ты знаешь, белорожая-то его перепила!
– Всего-то шесть кружек грога…
– Больше, думаешь иначе она стала бы ТАК танцевать на столе?
– Да ваще она огонь! Век трезвым буду!..

А вот это уже было компроматом. Дипломат напилась до поведения, непотребного для знатной особы! Да ещё и танцевала неприличные танцы! Можно будет надавить на неё этим. Но даже если и бездоказательно, можно будет вгонять её периодически в краску.

– Занимаемся вульгарным подслушиванием обсуждения моего успешного завершения миссии? – улыбнулась по-кошачьи дана Шейдел. – Благодарю вас за эту мелкую уловку, в пьяном виде капитан оказался куда более сговорчив. А ещё рассказал что Вам точно не светит заполучить его дружбу, не то что мне. Я правильно поняла все намёки, и присоединилась к банкету. Поэтому… мне было честью сражаться и победить Вас.

Карла как молнией ударило. А ведь она права… перехитрил сам себя!
– Думаю, маги обрадуются рассказам о том, КАК заработала расположение капитана такая знатная дама,  – попытался воспользоваться свежими слухами дипломат.

Мимо.

– Чтобы Вы знали, великая Анастензис понимает всю важность происходящего, и приказала мне добиться успехов любыми средствами.  И потом… когда мы поженимся, всё будет зависеть от главы семьи.
– Ха, ну так у пиратов женщины не в почёте!
– Мы это исправим. Особенно после того, как объединим всех пиратов в одну группировку. Это получилось даже у вашего старого друида с дикарями-эльфами. Пираты будут в этом плане более покорны. Тех, кто будет рад такому альянсу – возьмём на обучение в лицеи Матриархата. А недовольных – повесим, к ужасу наших врагов.
– Разве приближённая Матриарха может опуститься до женитьбы на человеке? Да ещё и таком диком?
– У приближённой Матриарха может быть столько мужей, сколько та захочет. И столько, сколько понадобится в деле. При его образе жизни, мне придётся потерпеть всего лишь сезон, пока я налаживаю связи, а потом всё будет по-моему. Ни один из моих мужей не прожил со мной дольше года.
– Кстати, здесь тонкие стенки. И думаю, нас прекрасно слышали соседи…
– Фи! Это первое, что я заметила! Поэтому поставила односторонний щит, дабы нас не слышали…

Тут же дверь открылась, и в комнату вошёл сам Чарлей Честный.
– Мадам, жму вашу лапку, вы были блистательны, как лысина нашего травника! – сделал комплимент капитан пиратов. – Мы это… обдумали всё, и решили. Ты – парниш неплохой, хоть и не с теми связался. Вы – своя в доску, да и намёки понимаете. Поэтому испытаем вас обоих. Кто выживет – тому и слава. А второго похороним с почестями.
– Дуэль? – удивился Карл. Конечно, он неплохой фехтовальщик, но в магии слаб. Но компенсирует это своими инстинктами и приёмами школы Штыгана. Лишь бы только удалось увернуться от всех заклинаний владессы.
– Почти. Раз уж вы оба своими мозгами гордитесь, попробуем их на прочность. Мешки обоим на голову!


Дипломатов привели к обрыву, невысокому, но морского дна не было видно. Дали выпить какую-то противно пахнущую жидкость, и прежде чем оба дипломата пришли в себя – столкнули их в воду. Но прежде чем в голову пришли мысли о предательстве – её место заняло осознание того, что они спокойно дышат под водой.

Через некоторое время Карла и дану Шейдел окружили наги. Ну, точнее они походили на нагов, или как их называют гости – «русалок». Девушки с серебристой чешуёй и хвостами морских змей, в довольно простых одеяниях – не кимоно, как у подданных империи Сиш, а в плотно прилегающих туниках из шкур морских зверей. В достаточно крепких для «русалок» руках были костяные гарпуны, которые тут же стали резать канаты, за которые были привязаны дипломаты.

Водяные воительницы с особенной яростью рвали гарпунами верёвки, и быстро перерезали их – а затем распутали пленников, и утянули на дно.

Получив свободу действий, дана Шейдел попыталась связаться «шёпотом» с русалками, но те её игнорировали. Карл хотел спросить знаками, что они собираются делать с пленниками, но и ему внимания не досталось. Русалки тянули своих пленников всё глубже и глубже, пока действие зелья не начало ослабевать… но утонуть не получилось.

Дипломатов грубо дотащили до подводной пещеры, и выбросили на мягкий песчаный край. И тогда русалки заговорили. Все пять сразу, но их голоса удивительно дополняли друг друга, и совсем не мешали – хотя и говорили немного вразнобой. Их мелодичные голоса переливались в воздухе, а в сознании выстраивался смысл сказанного, превращающий диковинную музыку в слова:

«Не бойтесь, мы не причиним вам вреда!» «Не причиним, да» «Кто вы? Откуда вы?» «Вы не звучите так страшно как они» «Почему?» «Вы не отвернулись от добра» «Вы как они, но вы издалека» «Не бойтесь нас, мы друзья»

– Кто вы? – спросил, наконец, Карл. Одна из русалок пискнула, потирая виски.

«Он такой громкий!» «Не кричи, почувствуй тишину» «Звуки приносят боль» «Слишком резкие» «Не ваша вина» «Думай о хорошем, когда говоришь» «Страх? Не страх, любопытство»

– Кто вы? – повторил свой вопрос Карл, едва слышно. Морские девы одобрительно закивали.

«Наше имя сложно» «Его нужно спеть, вы не умеете» «Зови нас Берегинями» «Берегини как мы, но они не такие» «Мы из разных миров» «Так подсказали воды мироздания»

– Если вы не хотите нам зла, почему вы нас привели сюда? – спросила, так же шёпотом, дана Шейдел.

«Думай о хорошем, много чёрного» «Но она добрая?» «Она добрая, она не видит» «Почему не видит, почему?» «Её воспитали» «Его тоже» «Не смотрите, слышьте глубже» «Она ждёт, ждёт ответа» «Дикие злые, дикие отвернулись» «Пираты» «Пираты злые, вам нельзя с ними быть» «Они знают, потому и прислали» «Зов наставниц» «Надо было освободить» «Надо было спасти» «Надо было спасти жизнь»

– Спасти от чего?

«Яд, страшно» «Отвернуться от добра» «Не думайте о плохом» «Пой в радости» «Пираты несут яд» «Пиратов прогнали, но не вышло» «Совсем не вышло» «Мы спасаем» «Мы дадим путь» «Не всех удаётся» «Мы будем пытаться» «Мы стараемся»

– Послушайте, мы прибыли сюда по делу. Нам нужно заключить этот договор с пиратами, это даст нам много хорошего! – попыталась вставить слово Шейдел.

«Не нужно» «Зря» «Печальные мысли, плохо» «Пираты злые» «Плохо получится» «Нужно помочь» «Как помочь?» «Шаманы»

После этого в пещере наступила такая тишина, что даже зазвенело в ушах. Берегини, похоже, совещались.

– Кто такие шаманы? – спросили почти хором Карл и Шейдел. Перспектива встречи с шаманами берегинь была не менее выгодной, чем с пиратами. Возможно, подводный народец окажется не менее могущественным, чем наги. Несколько девушек снова пискнули.

«Позовём шаманов?» «Позовём» «Пусть сами решают» «Нужна помощь» «Они потерпят» «Простите, так надо» «Вам будет лучше» «Не бойтесь»

Переливы голосов русалок внезапно сменили высоту, и оба дипломата упали без чувств. Карлу показалось, что его голова почти взорвалась, Шейдел – что она услышала, как сам Мир кричит от ужаса.


Карл очнулся в сухом шатре. В центре горела небольшая жаровня с травами, а в дверной просвет пролез ветерок. Сухой и тёплый.

– Ты очнулся, это хорошо. Быстро, у тебя хороший дух, – раздался чей-то голос. Грубый, с хрипотцой. Похожий был у друидов. Может быть… эльфы-пираты? Или шаманы. Скорее эльфы-шаманы.

Но через мгновение Карл понял, кому принадлежал голос: и это было существо, совершенно не похожее на эльфа. Обладатель голоса был широкоплечим высоким, почти под два метра, человекоподобным существом с оливковой грубой кожей. Одет в подобие мантии из шкур и меха. Лицом… тоже не очень симпатичен – низкий лоб и большая челюсть, делали его похожим на огра. И только спрятанные под массивными надбровными дугами глаза лучились удивительной уверенностью и безмятежностью.
– Тебя и твою спутницу нашли духи моря. Сказали, что вы ищете помощи. Духи мне всё рассказали о вас. Но я хочу знать, что мне скажешь ты, своими словами.

«Так, значит лгать смысла нет» – заключил Карл, и пересказал свою историю.

Гигант слушал, не перебивая, хотя время от времени он явно «смотрел сквозь рассказчика». Когда дипломат закончил свою историю, великан сказал:
– Ты говоришь правду с чистым сердцем. Твои предки подтвердили это. Теперь моя очередь рассказывать, а ты слушай. Меня зовут Дул, я шаман. Мой народ называется «Орк». Так нас могут называть чужаки, это хорошее слово. Со времён Небесного Пути мы живём здесь, в этих землях, чтя предков. Пираты нападают на нас, и убивают. Им нужен трещащий камень для оружия, которого у нас много. Они могли попросить его у нас, и мы бы дали его. Но они нападают на нас, поэтому мы воюем. Мы готовы помочь вам, но если вы поможете нам.

– Как вам помочь? И… почему берегини прислали нас к вам?
– Духи твоих предков говорят о чудесных Бессмертных, кто живёт без поддержки предков, но совершает великие подвиги во славу своего народа. Пусть они приплывут сюда, и помогут нам, как помогают вам. Берегини – предки Океана. Они живут в согласии с Миром. Мы тоже, и помогаем друг другу. Помогая другому –  помогаешь себе. Так заведено.

Дул вывел Карла из шатра, и дипломат увидел поселение орков – это было похоже на лагерь эльфов, с тем отличием, что раньше эльфы строили такие шатры, чтобы быстро убежать в безопасное место. Здесь же – просто потому что других строить… не умели? Или не хотели. Но ощущение покоя здесь было не хуже, чем в коралловых сводах нагов. Первозданного покоя, который был здесь ещё задолго до первого события, которое родило самое первое проявление суеты.

Несмотря на явную духовную силу, орки жили скромно и просто. Возможно (если не врут провидцы-историки), так же жили первобытные люди, в те времена, когда их раса ещё была на заре своего существования. Осмотрев простой быт, Карл активировал переносной портал «домой», попутно сообщив капитану корабля, что доберётся своим ходом – и уже этим вечером получал заслуженные похвалы от лидеров Лиги.

Уже через неделю Дальний берег, населённый орками, встретил первых «чужаков» – причём с обеих сторон, как ни странно. Конечно, орки больше жаловали граждан Лиги, нежели подданных Матриарха, но приглашение получили обе стороны. Как потом узнал Карл, дану Шейдел злостно «обломали» с её планами – но дали шанс тем, за кого она пришла просить. Поэтому владесса тоже вернулась с триумфом, и получила награду – ленту «Шёлковой души». Хотя это и было несправедливо, с точки зрения дипломата Лиги Братьев.

Игроки видели и берегинь, и с рвением выполняли их задания – вопреки опасениям орков, морские девы не посчитали гостей слишком «шумными» – скорее даже наоборот, удивлялись их молчаливости. Но, кто поймёт их затейливые мысли?

А пираты… что пираты? Как и прежде, сражались со всеми – но теперь с ещё большим задором, ибо получить по зубам от новых противников было интереснее, чем от орков. А потом как бы невзначай забыть на поле битвы свои «шумелки», которые были названы победителями «револьверами», а затем получили такое название и у самих пиратов. Ведь стрелять из «револьвера» или «кулеврины» было гораздо приятнее, чем из «пукалки» или «гром-трубы».

В общем, все остались довольны. А значит, дипломатическая миссия действительно не была такой провальной затеей, как считали изначально.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.