Дек 20 2017

История Первого Халифа

– …и вот после этого я наконец-то понял, что вот оно, тридцать первое число последовательности Сеххина! – увлечённо-восторженным тоном подвёл итог своей речи старый маг. Его слушатель – юноша-слуга смотрел на рассказчика с недоумением и восхищением. Честно говоря, он боялся этого человека, как ученики боятся строгого профессора, и когда тот подозвал его, и стал что-то рассказывать, слуга боялся вздохнуть, чтобы не навлечь на себя гнев. Но через некоторое время понял, что почтенному магу было без разницы, в курсе ли его собеседник этой проблемы или нет – ему хотелось выговориться, и разделить свою радость от открытия!

– Ну, пожалуй, засиделись мы. Спасибо, что выслушал меня, Гадар, а теперь иди. Мы и так бессовестно заставили ждать почтенного Мастера Следящего за чистотой комнат, поэтому передай ему что Амон бей Саль снова захотел поговорить.

– Спасибо тебе, господин! Десять тысяч благ тебе! – поклонился юноша, и убежал из комнаты. А маг воровато огляделся, после чего жестом создал в воздухе движение. Зашелестели страницы книг, погасли светильники со свечами, зашелестели газовые шторы. Миниатюрный серый вихрь кружился в воздухе, пока маг не открыл небольшую баночку, и столбик пыли не улёгся в неё. В принципе, это быстрее, чем присылать слуг для уборки, но не лишать же этих забавных людей иллюзии, что халиф самого просвещенного государства может обойтись вообще без слуг?! Да и поговорить не с кем…

Да, именно таким и был Амон бей Саль – первый халиф Халифата, что располагается на большом пустынном острове к югу от континента. Почти десять лет только основанной страной правила коллегия фаразинов, но дела шли из рук вон плохо. Оно и понятно, это уже далеко не степь, щедрая на дары земледелия и садоводства. И тогда почти все фаразины отправились за помощью к своему учителю, чтобы тот помог. Никто не сказал, что это скучная и тяжёлая работа, быть правителем… так и не случилось.

Амон был счастлив решать новые задачки, когда необходимые ресурсы надо было правильно распределить в кратчайшие сроки по стране, чтобы счастливы были все, да ещё и осталось на будущее. Он в принципе любил загадки, а от того что ответ принесёт реальную пользу и вовсе приходил в восторг!

После пары сезонов правления, всеми двенадцатью фаразинами было принято единогласное решение оставить Амона бей Саля Халифом, а сами мудрецы стали его советниками и исполнителями.

Прошло почти двадцать лет, и уже почтенный старец проживал в великолепном дворце, полном слуг, на окраине Кхенмал-Дернаха – столицы Халифата. Не смотря на свой возраст, он был энергичен, как в юности, а живые карие глаза лучились жизнью.

Но особенной чертой халифа Амона бей Саля было то, что ему очень нравилось говорить. Говорить со всеми, кого подсунет Судьба. Так в своё время он набрал себе учеников, ставших могущественными магами, так завоёвывал сердца многих людей. Пусть эти люди могли и вовсе не понимать, что именно от них хочет халиф.

– Господин, к тебе пришёл посол из Империи! – поклонился вошедший в комнату фаразин Самум.

– Прекрасно! Пусть войдёт! – обрадовался Амон, и отложил баночку с пылью в сторону.

– Может всё же проводить его в покои для беседы? – поинтересовался фаразин.

– Нет-нет, лучше прямо здесь! Что ещё нужно для хорошей беседы, чего нет в моей комнате? – улыбнулся халиф. Фаразин кивнул, и через пару минут в комнату вошёл человек в меховом костюме с заплечной сумкой. Его строгое лицо явственно говорило о близком родстве с одним из бывших старост племён Имперской степи. Империя была основана всего сто-двести лет назад, но потомки приближённых самопровозглашённого императора степей все были с лицами, будто ели лишь плоды артамада, чей приятно-горький яд временно сковывает мышцы лица.

– Долгих лет жизни вам, уважаемый халиф! – низко поклонился посол.

– «Тебе», мой дорогой посол, «тебе»! Прошу, будь моим гостем, и оставь за пределами этой комнаты имперскую подчёркнутую вежливость, заставляющую обращаться к вышестоящему, как будто у него раскол личности! – рассмеялся Амон. Это немного смутило посла, но тот хорошо держал себя под контролем. – Итак, с какими вестями или предложениями ты пришёл?

– Император Гайел просит помощи у твоего народа, великий Амон бей Саль, коварные влады нападают на наши приграничные города, что заняли плодородные земли к востоку от Имперской степи, эти коварные болотные твари даже не гнушаются поднимать наших павших воинов против нас самих! Нам весьма необходима поддержка великих магов Халифата! – высказал свою просьбу посол.

– Да, это печально, но увы, и тебе, и послу владов, что приходил сюда прошлой весной, я ответил одинаково – мы не хотим принимать чью-либо сторону в этом конфликте, вы могли бы многому поучиться друг у друга, но вместо этого воюете. – ответил Амон, – Посмотрите на города Халифата, где мирно живут за одной городской стеной семейство владов, и семейство людей степи. Мы будем защищаться как один, если кто-то попробует угрожать нам – без скидок на цвет кожи и глаз, но больше всего на свете нам хотелось бы мира.

– Только устранение одной из сторон конфликта приведёт к миру – недовольно сказал посол.

– Это самый простейший из способов решения конфликта, но давай вместе подумаем, как можно ещё решить эту задачку? – оживился халиф. – Предположим, временное перемирие, на десять сезонов… хотя нет, отпадает, сказывается менталитет. Или пакт о ненападении, который я могу помочь составить за пару дней, будучи независимым судьёй, который будет уважать обе стороны?

– Боюсь, это будет неприемлемо как Императором, так и Матриархом.

– Хорошо, а что если торговый союз? Продукты питания, предметы роскоши, дефицитные товары и прочее… поневоле вы будете относиться друг к другу лучше, если будет сохраняться некая обоюдная зависимость… впрочем нет, это я снова примеряю ситуацию к своему народу…

Халиф высказывал предположение за предположением, а посол чинно сидел в кресле, и думал, когда поток идей иссякнет. Наконец, у него кончилось терпение.

– Прошу меня простить великодушно, но мне нужно передать какой-нибудь ответ моему императору. – деликатно заметил посол.

– А, ну, думаю, мы сможем повторить нашу встречу в самом ближайшем будущем! А пока скажи, что Халифат придерживается нейтралитета в конфликте Империи и Матриархата, а также их глубокоуважаемых правителей, но ищет способ прекращения этой войны мирным способом! – кивнул халиф, после чего что-то вспомнил, и подошёл к большой грифельной доске.

Посол ушёл, а маг уже час рассматривал с восхищением свои расчеты. Как известно, существует лишь семь школ магии, но есть та стихия, которая ещё никем не была освоена… и в то же время, так страстно манила своей непредсказуемостью Амона бей Саля – Время. Конечно, были простейшие заклинания, что замедляли или ускоряли процессы в организме, ввиду чего казалось, будто подопытный стал быстрее пустынного кота, или медлителен, как сонный болотный древень, но это всё не то, не то!

Кроме того, беспокоило Халифа ещё и то, что ему было уже сто пять лет – кто знает, сколько ещё ему отпущено Судьбой? Но в мире осталось столько неразгаданных загадок, столько идей, что было бы просто обидно уснуть беспробудным сном, не решив и половины из них! Даже влады со своим искусством бальзамирования не смогли бы помочь халифу – некроном становились лишь те, в ком была  владийская кровь. Был, конечно, вариант жизни в виде призрака, но он оставался, как крайняя мера – переговоры с несколькими уже существующими призраками дали понять, что жизнь нежити очень неприятна, и многие агрессивны ко всему живому именно потому, что хотят прервать своё неестественное существование. Нужно было кому-то высказаться. В то же время хотелось уже приступить к экспериментам, но душа требовала слушателей! Амон бей Саль собрался пройти по дворцу, чтобы найти хороших слушателей, а то и просто позвать поварят с внеочередным полдником… но решил, что для подобной вещи это слишком просто. Судьба мудра, пусть она сама приведёт достойного слушателя.

Ждать пришлось недолго – буквально через четверть часа в помещение вошёл приятного вида человек средних лет. Он был высок и худ, его некрасивое, но обаятельное обветренное лицо покрывали едва заметные морщины. Глаза цвета болотной воды сияли интеллектом и безумием, как могут сиять только у истинных учёных на пороге величайшего открытия. Одет он был в тёмно-серебристую мантию и тюрбан, украшенный белой лентой. Но при этом вся его внешность говорила о том, что он, скорее, человек степи, чем пустыни.

– Приветствую тебя, господин! Мне показалось, что ты скучаешь? Составить тебе компанию? – спросил человек. Его голос был довольно звонким и режущим слух, карьеру певца ему не сделать. Но в целом слушать было приятно, да и та лёгкость всегда была по сердцу халифу – с тех пор, как он стал главой страны, все относились к нему максимально почтительно. Даже те, кто не жил в Халифате – все знали, что этот старик способен на многое, ведь он обладал всеми семью стихиями магии.

– Здравствуй! Да, ты прав, у меня как раз удивительная тема для размышлений! Посмотри на эти чертежи, я похоже приблизился к тайне Времени! – сообщил Амон бей Саль, даже не поинтересовавшись, кто этот человек, ведь раньше его здесь не было. Он очутился в своей родной стихии, и рассказывал всё, что успел собрать по магии Времени, а его собеседник слегка растерянно кивал, сражённый напором непонятных терминов и безумных логических умозаключений.

–…вот так, а учитывая что двадцать девятое число последовательности Сеххина ровно в четыре с четвертью раза больше предыдущего, и в тридцать один раз меньше следующего, как я выяснил, это значит что премудрый Сеххин не ошибался, и продолжив его неопубликованные в большом справочнике по метамагии алгоритм Падающего Листа, выходит что путь к подоплёке Времени всё это время был везде… и нигде одновременно! Я же правильно рассуждаю?

– Скорее всего, я всего лишь скромный учёный, никогда не заглядывавший в глубины подобных теорий, но весьма заинтересовавшийся твоей речью! – ответил человек.

– Но в таком случае у меня получается что это уравнение… неверно? Но это противоречит само себе, ведь время, оно неподвластно ни одной из стихий! Хотя… а что если заменить этот элемент… вот так, и вот так?

Учёный-слушатель подошёл к доске, где были перечёркнуты мелком пара знаков, и на их месте плавали в воздухе другие, после чего внезапно стёр последнюю формулу. На лице Амона бей Саля проскочило удивление, а затем – жгучее любопытство.

Гость взял мелок, и медленно вывел совершенно невообразимую формулу, ни капли не похожую на то, что было раньше.

– Я плохой теоретик, но возможно это смогло бы дать ответ на твой вопрос? – спросил он.

– КОНЕЧНО! Спасибо тебе, ты воистину мудр! И как я сразу не догадался, ответ ведь лежал на поверхности! Принцип Песочных Часов, конечно же! Но теперь мне безумно хочется это всё опробовать!

Человек слегка отошёл назад.

– Похвальное рвение, но я не завершил некоторых своих дел, и не смогу прямо сейчас быть для тебя подопытным. – осторожно заметил он, глядя в глаза халифу.

– О, нет-нет! Мне не нужны подопытные, это более мирный эксперимент! Но не составит ли труда тебе проводить меня до Экспериментальной башни?

– Это я смогу!

Халиф отряхнул руки от мела, и пошёл вместе со своим собеседником в Экспериментальную башню, специально оборудованную для многочисленных опытов во всех отраслях магии.

– Если кто будет спрашивать – отвечайте, что я пошёл проверять на практике один эксперимент! – сообщил халиф подбежавшему слуге, который поинтересовался, что понадобилось старику в такой час.

Просторный зал на самой вершине башни, оборудованный для самых рискованных экспериментов, уже светился защитной сетью слегка изменённого купола Нексуса – сильнейшего из защитных чар, так что даже если башню разнесёт на кусочки, пострадает только крыша. Купол пришлось растянуть на всю территорию, ведь неизвестно, сколько именно пространства понадобится для опыта.

– Если хочешь наблюдать за моими действиями, прошу, сделай это из помещения для записей, я не могу гарантировать тебе безопасность. – сказал Амон своему компаньону. Тот молча вышел в соседнюю комнату, откуда можно было рассматривать всё поле через систему зеркал.

Амон бей Саль начертил круг силы, после чего начал речитатив заклинания. Незнакомые слова срывались с его губ, и оседали серебряным пеплом, что покрывал узоры дополнительной сеткой. Властный взмах руки – и пепел встал, образовав причудливую конструкцию. После этого халиф вызвал магические перчатки, и начал осторожно распутывать эти нити.

– Халиф, подожди! Ты делаешь ошибку! – внезапно раздался громкий голос пришедшего с Амоном человека.

– Ошибку? Где?

Человек аккуратно нацепил на руки такие же перчатки, после чего начал аккуратно расплетать пару узлов.

– Вот, теперь всё правильно. Эти узлы, они были лишними, и могли стоить тебе жизни. – пояснил человек.

– Спасибо за заботу! Коли так, поможешь мне с моим опытом до конца?

– О, в этом нет необходимости! Продолжай свой эксперимент, господин! – вежливо откланялся маг, и вернулся в свою комнату. А халиф дотронулся до паутинки, и произнёс короткое словечко… серебристая дорожка пыли оторвалась, и переподключилась к соседней конструкции. Ничего не произошло. Но со второй паутинкой воздух вокруг задрожал и…

От верхнего этажа башни остался лишь пол, всё было разбито в прах, тлеющий ярким ядовито-жёлтым дымом. Посреди этого пола лежало бесчувственное тело халифа.


Как только на грохот прибежали обитатели дворца, они тут же бросились помогать своему господину, но он встал самостоятельно.

– Это поразительно, даже не думал, что могло случиться такое! – восторженно сообщил он. – Не волнуйтесь, со мной всё в порядке! Но прошу узнать, как поживает мой компаньон?

– Владыка, ты прошёл в башню совершенно один. – сказал охранник. Его слова подтвердили ещё несколько человек.

– Странно… временной парадокс? Или аномалия? Мне нужно спуститься в аналитический этаж, и не бойтесь за меня, я в полнейшем порядке!

Энергично прошествовав на три этажа вниз, Амон бей Саль заметил, что его суставы больше не скрипят, и в целом он стал себя чувствовать моложе. После использования пяти гадательных методов, было выяснено, что с его таинственным компаньоном всё в порядке, и он ни в чём не пострадал, пусть его местоположение и было скрыто. Но ни один из прогнозов его будущего не давал намёка на какие-либо беды.

Халиф решил, что больше не будет экспериментировать со временем, после того, как чудом остался жив при взрыве башни. Однако, его теория, изложенная на доске, была кем-то стёрта, а полагаться на память в таких вопросах маг не мог.

Прошёл год, и ещё, а потом ещё десять… халиф понял, что в результате эксперимента он не только помолодел по ощущениям, но и перестал стареть – Судьба отказалась забирать его из этой жизни, что несказанно обрадовало учёного. Но где-то ближе к ста пятидесяти годам он понял, что есть множество других тайн, которые ему теперь открылись – тайны иных планов и других миров.

За два года Амон бей Саль подготовил всё для своего путешествия – назначил преемника, одного из своих любимых учеников, естественно посовещавшись с фаразинами и народом – все высказали одобрение кандидатуре мудрого халифа, пусть и были опечалены его уходом. В случае непредвиденных обстоятельств, Серебряный и Золотой круги фаразинов должны были помогать всеми силами своему господину, а также были изданы некоторые указы, которые предусматривали самые вероятные проблемные ситуации. Убедившись, что сделал всё, что мог, Амон бей Саль облачился в простую одежду путника, сел на зачарованный ковёр, и отправился туда, куда, по его расчетам, находилась граница между мирами – в далёких горах, что обнимали Имперскую степь с севера. С тех пор Амона бей Саля никто не видел.


Много миров обошёл Амон бей Саль, много нового он узнал, многим помог. Но однажды он услышал от кого-то – то ли от мастера-мыслепевца, то ли от бродячего торговца чувствами в одном далёком мире, что пора бы ему вернуться домой – слишком многое изменилось на его родине, и слишком много неразрешённых загадок пришло в его родной мир. Как это случилось – рассказывать долго, да и нет необходимости – мало ли где это случилось? Но следуя Серебряным путём, халиф-странник пришёл обратно в свой мир.

Шёл семьдесят пятый день осени 1127 года, почти спустя восемьсот лет со дня начала путешествия. Империя изменилась, и теперь поражала своим великолепием, но ещё и ужасала гранями, что дробили человеческий род на сословия. Не отставал и Матриархат, пусть и потерявший часть своих земель, но по-прежнему величественный. Но больше всего поразило халифа то, что в мире появились странные «бессмертные» — безрассудные и смелые воины, маги, путешественники, наёмники – которые шли дорогой приключений, и активно помогали всем, кого встречали.

Через пару дней Амон бей Саль оказался в землях своего родного Халифата. Пусть в нём и осталось что-то вечное, но страна расцвела пышным цветом, и покрыла весь континент.

– Добро пожаловать домой, коллега. – сообщил некто в белой просторной куртке. Это был молодой человек, похожий на приезжего. Или же вообще из другого мира, с такой лёгкостью он держался. Вместе с ним был смутно знакомый человек в костюме, похожем на костюм владов, и высоком головном уборе.

– Здравствуй, путник! Неужели спустя столько лет обо мне ещё жива память? – обрадовался Амон.

– Да, Первый Халиф. Истории о тебе знает каждый, да и мы тоже. Прежде чем возвращаться в свой дворец, совершишь с нами ещё небольшую прогулку до нашего дома?

– Конечно, время уже давно меня не преследует, а от беседы я никогда не отказывался! – кивнул Амон. Все трое вошли в ближайшую чайхану.

Вместо обычного антуража чайханы Амон увидел просторный зал из тёплого мрамора, совсем как тот, что выращивают эльфы в Мраморных рощах одного из далёких миров. Крепкий, как камень, тёплый и уютный, как дерево.

– Забавно, мы находимся в другом мире? – спросил халиф.

– Нет, всего лишь одна из комнат замка, что стал мне и моим друзьям домом на какое-то время. И именно отсюда и родился Мир.

– Вот как? Интересно! А расскажешь ли ты мне, как это случилось? Я не сомневаюсь в твоих словах, уважаемый демиург, но мне хотелось бы узнать, как это происходило!..

Почти четыре часа проходила речь человека в белом и Амона бей Саля, закончившись событиями последних времён.

– …и вот поэтому я хотел повидаться с тобой. Фаразинов больше нет, их убили шаимы, как того требовала справедливость. Но Халифат остался без правителя, и поэтому я хотел бы узнать – согласишься ли ты вновь остаться в Халифате на несколько веков?

– Конечно, я всё понимаю. – кивнул первый халиф. – Но могу ли я узнать некоторые моменты моей истории? Мне кажется, или твой спутник действительно присутствовал при том самом эксперименте, что дал мне бессмертие?

Человек в белом кивнул.

– Да, это именно так. Часовщик – мой лучший друг, и великий мастер Времени, а ещё ему было любопытно, как выглядит первый и последний маг, что рискнул поставить опыт над Временем, и при этом остаться довольным результатами.

– Уважаемый Часовщик, можем ли мы как-нибудь поговорить о Времени ещё? – восхищённо спросил Амон бей Саль. Его уже распирало от некоторых вопросов.

– Посмотрим, пока ответа давать не буду, всякое может случиться, кому как не тебе этого знать? – подмигнул Часовщик.

– Ну, мы кажется засиделись, а теперь пора вернуться на свои места. Амон бей Саль, вот тебе моё небольшое предсказание будущего: ты спокойно пройдёшь в свой дворец, поговоришь с Халифом, после чего тот передаст тебе всю власть, а сам отправится на покой. Забавно, но за всю свою жизнь он так и не сделал ничего дельного… однако это не повод его наказывать, в прошлых жизнях он много работал, может хотя бы одну посвятить отдыху. Поэтому обеспечь ему комфортную жизнь. А после – правь мудро, как ты привык. В Халифате и при фаразинах было всё неплохо, при тебе же настанет Золотой век. А мы с друзьями будем тебя периодически навещать, и разговаривать на разные темы – так и мы можем узнать что-то новое, и ты получишь хороших слушателей, которые по достоинству оценят твои приключения.

Первый Халиф счастливо вздохнул, затем глубоко поклонился, и вышел через дверь. Он снова очутился на улицах Кхенмал-Дернаха.

Шёл восьмидесятый день осени 1127 года. Халифат праздновал возвращение Амона бей Саля на родину. Радовались не только местные жители, но и игроки, получившие какие-то невообразимые бонусы за присутствие на праздновании… да и просто порадовавшиеся концу конфликта в утопическом, но существующем государстве учёных и магов.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.