Ноя 25 2017

Катаклизм

Вот уже восемь лет прошло с тех самых пор, как Бессмертные вторглись в Мир. Конечно, Император и Матриарх надеялись на то, что эта сила поможет им выиграть… но кто бы мог подумать, что всё обойдётся так?

Теомар Светоносец, пастор небольшой часовенки Серафины в Деганском Протекторате, отложил книгу. Он уже десять дней как искал причины появления Узревших, но так и не мог найти. Открыл последнюю запись Старшего министра Империи по делам религии, и прочитал ещё раз:

Узревшие – появились в 1131 году от О. И. в 12 день весны. Буквально до первого дня лета они успели захватить доверчивую паству, и превысить в общих чертах важность Церкви Лиеса. При этом были демонтированы пять небольших общин как-то «Церковь Нарада», «Сообщество Атеистов», и пр.

Пройдя пару страниц канцелярским языком изложенной истории, Теомар вновь осмотрел гостя – узревшего Натана, который был выпущен из-под стражи, для последней исповеди. Такова была вторая работа жреца — принимать последнюю исповедь у осуждённых на казнь или пожизненное заключение.

– Я не буду тебя корить за твой выбор, скажи только, почему ты его сделал? – спросил Теомар. Всё же, Натан в прошлом был старым приятелем жреца, они жили в одной деревне. Пока тот не ушёл вместе со «святым» Харемом, и его культом. Ладно бы это были бессмертные, но… Харем был одним из «местных» – уроженец Халифата, и в прошлом – прескверный алхимик.

– Они говорят правду, – ответил Натан. – Лиес, Серафина, Иаал. Они же Великая Мать, Слепой Судья, Красный Король. Они же Природа Созидающая, СильваСоритас, Ярость Природы. Всё это – лишь имена, для трёх сил. Созидание, Равновесие, Разрушение. Богов нет, есть только эти три силы. Я понял это, и теперь получаю силу напрямую от Равновесия, как раньше получал от Серафины. Помнишь мой шрам, который не смогли залечить даже лекари-маги? Тот самый, в битве под Обсидиановой шахтой. Узревшие помогли мне.

Натан откинул рубашку, и Теомар убедился, что шрам, пересекавший спину приятеля, пропал подчистую.

– Но ты всё-таки вернулся сюда, точнее, «позволил себя поймать», так? Зачем?

– Я не хочу видеть то, что случится с Миром после того, как покров будет сорван. Поэтому, запиши, что я прошёл исповедь, и пусть меня ждёт справедливая, с точки зрения законов Империи, казнь. Я больше не бессмертен, силами Разрушения я порвал эту связь.

– Как так? – встревожился Теомар. Даже не столько за друга, сколько за открытие самой большой тайны для всей Империи, которая давно искала «лекарство от бессмертия». Натан усмехнулся.

– Э, нет, тебе я этого не скажу. Ещё не хватало чтобы этот секрет достался императору. Но не волнуйся, ты выживешь. Я вижу, ты бессмертный. «Имя его связано с Созиданием» – так сказал святой Харем про тебя. Ты поведёшь остатки выживших. Нет, ты не будешь первым, с тобой будут те, кто заслонят тебя. Но ты дашь надежду. Это всё, что я хотел сказать, а теперь отведи меня к палачу. Я хочу уйти в загробный мир по своему желанию, пока не началось Возмездие.

– Что за Возмездие?

– О, нет, этого я не знаю. Это знает лишь сам Харем, но нам не говорит. Мы ждём этого часа, он принесёт многие смерти тем, кто давно их заслуживает, минуя невинных.

– Можно забирать еретика? – суровым басом спросил храмовник. Теомар сделал знак подождать.

– Что. Мне. Делать? – отчеканил пастор, глядя в глаза Натана. Они поменяли цвет, раньше они были серыми, как и у большинства людей, сейчас же – были ярко-голубыми, как у влада. Так меняют цвет глаза всех узревших.

– Твой путь должен пройти через Тайную Кухню, а в процессе пути ты исполнишь предначертанное. Прошу прощения за задержку, я готов! Прощай, сосед.

Натан посмотрел в последний раз на Теомара, и ушёл. Что с ним случится в следующие полчаса, жрец предпочёл не думать. Он просто отложил свои записи, передал дела помощнику, и начал собирать вещи. Впереди его ждёт долгая дорога до Сильбертауна.


– Вылезайте из повозки, щас будем смотреть, что у вас… тьфу! Грег, нам снова не ту наводку дали!
– Да ту, вон, видишь, сундук везут!
– А ну кыш отсюда, ворюги!

Теомар проснулся, услышав звуки ссоры. Похоже, на караван напали… ну, или попытались напасть. Открыв глаза, жрец увидел, как дерутся два диковатого вида человека с караванщиком.

– Молодые люди, давайте прекращайте ссориться! – внезапно встала старая, как некрон, бабка. – Ну перепутали караван, с кем не бывает! Хотя тут тоже есть чем поживиться. Вяжите этого кабанчика. А жрец и впрямь пустой, даже руны хлам, я уже проверила.

Священник был ни жив ни мёртв. Бабка это заметила, и подмигнула ему.

– Не бойся, но и языком в сторону не чеши, у меня тут каждый кусточек свои уши имеет. Далёко ли путь держишь? А то мы немного изменим маршрут. За жизнь не боись, грех это, жреца Серафины убивать.

– Мне нужно в Тайную Кухню… но я не знаю как туда проникнуть, – честно признался Теомар. Кто, как не бандиты, помогут проникнуть в секретные катакомбы дворца Императора?

Старушка рассмеялась, и разбойники чуть позже присоединились к хохоту. Даже связанный и напуганный караванщик похрюкивал сквозь кляп.

– Ну, эт-ты удачно попал! Тогда тебе по пути с нами! – заявила старушка, – Мы как раз к нужному человечку едем, он тебя туда и проводит, коли настроение будет. А пошто тебе в Тайную Кухню понадобилось?

– Узревший сказал. – Теомар решил быть честным до конца.
– Вот те на! Не, я, конечно, понимаю, ты не Двуликому служишь, но Серафине-то какое дело до интрижек Харема?

– Хотел бы я разобраться сам! Но узревший был очень напуган. Настолько, что предпочёл казнь тому, что произойдёт.

Эти слова повергли бандитов в шок. Старуха осенила себя священным кругом.

– Эт что ж он узрел такого-то… плохи видать наши дела, надо будет Старшому сказать, чтобы вывел наших, – протянула старая разбойница. – Ну, тады точно с нами поедешь, расскажешь всё что знаешь.

Теомар только сглотнул; прежде ни один из законопослушных граждан Империи не видел самого Старшого – легендарного главу всего преступного мира Империи. И теперь они приедут к какому-нибудь погребу заброшенного поместья, или где ещё могут поселиться бандиты Гильдии…


Не смотря на все догадки жреца про «страшный погреб», оказалось, что всё намного проще. Разбойники и старушка вошли в придорожный трактир: на них никто не обратил внимания (всё же, если присмотреться, «грабители» были вовсе не такими уж и страшными, крестьяне как крестьяне).

– Чего вам, уважаемая? – поинтересовался трактирщик у старушки. Та положила на стол горсть монеток.
– Прошу вас, передайте весточку моей старшей сестре!

Внимательно высчитав гроши, трактирщик показал взглядом старушке следовать за ней. А та – взяла за руку жреца.

– Хильдегарда, ты совсем спятила?! Его-то куда?! – вытаращил глаза трактирщик.
– Не боись, это и есть моя «весточка». Труби общий сбор, и дай ему маскировку.
– Поздновато ты, как минимум четверть на дела ушли. Но если это так срочно…
– ДА срочно! И не перечь старшим, я кошельки резала, когда ты ещё в пелёнки писался!

На Теомара надели какой-то серый балахон, из которого ничего не было видно. Священника толкнули на небольшой помост, после чего тот увидел шесть столбов фигур в таких же серых хламидах. В центре круга стояла фигура в чёрном.

– Говори, зачем ты созвал общий сбор. – Фигура в чёрном повернулась к Теомару. Жрец пересказал всё, что узнал от узревшего, попутно заметив что его голос звучал абсолютно так же, как и у вопрошающего, и даже интонация была абсолютно никакой, пусть Теомар и волновался.

– Что-то, что напугало самих Узревших?! Вы как хотите, но мы в бега, – прогудела другая фигура в сером.
– С чего бы нам верить церковному сверчку? – пренебрежительно отозвался ещё один собеседник.
– Этот «церковный сверчок» не побоялся вызвать нас, – сказала фигура в чёрном, – Я проверю своих информаторов, и если это подтвердится, то мы все покинем Империю. Это очень похоже на ловушку, поэтому если кто-то хочет слинять – только на свой страх и риск. Есть ещё что-то, что вы хотели бы сказать?
– Да. Это вы – Старшой? – спросил Теомар.
– Значит вопросов нет, – подытожила фигура в чёрном, и все участники собрания исчезли.

– Ну ты даёшь, конечно это Старшой! – охнула Хильдегарда, – И знаешь что, я тебе верю. Беру своих девочек, и мотаем удочки в горы, к гномам. А ты милок дуй к Штыгану, он тут неподалёку. Дай я тебя научу паролю, чтобы не убили… Он тебя проведёт в Тайную Кухню.


Уже к закату Теомар пришёл в оружейную лавку близ Сильбертауна, где его встретил хмурый оружейник с повязкой на глазу. Тот, который нужен.

– Приветствую, мне нужен кухонный нож, – сообщил Теомар. Не моргнув глазом, оружейник выложил десяток ножей.
– Есть тот, что разрежет свиную кожу?
– Любой из них разрежет свиную кожу, – ответил оружейник.
– Тогда дайте мне тот, что уже резал. У вас есть такой?

«Неправильно! Не «у вас есть такой» а «имеется ли такой у вас»!» – внезапно раздался шёпот.
– Простите, я неявно выразился… Имеется ли такой у вас? – спросил Теомар, оглядываясь. Сзади стоял один из пришлецов. Такого с обычным имперцем не спутать – полный комплект кольчуги по чертежам владов, из железа (явно в болоте она ещё не была – никаких следов ржавчины), булава и эльфийский лук за спиной. Ни один уважающий себя воин до такого не додумается.
«Не обращай внимания, мне тоже этот квест нужен» – объяснил всё тем же шёпотом бессмертный. Так «шептать» могли только они одни – не размыкая ртов, на любые расстояния.

– Сейчас придёт мой подмастерье, покажет ножики, – сказал оружейник и свистнул. В комнату вошёл мрачноватого вида парень, но если присмотреться, то можно было понять что он просто выглядит молодо – на самом деле он был как минимум ровесником Теомара.

– Какого чёрта? Опять «ножики» понадобились? – бросил подмастерье.
– Мне нужна аудиенция с сэром Штыганом, чтобы проникнуть в Тайную Кухню. – Теомар благоразумно перешёл на шёпот. – Возможно, он видел меня на… собрании.
– А, так это ты тот самый священник? Ну, считай нашёл ты меня, – ухмыльнулся парень. – Знаешь, мои ребята уже почти собрались, но если тебе так горит, то мы поможем. Пусть простит меня Двуликий, но не хочу чтобы невиновные пострадали, а это уже скорее к Серафине. Но чтобы пройти в Тайную Кухню, нам нужна «корова».
– Кто?
– Ну, такой бессмертный, который будет идти вперёд, и выносить всё и вся. И на себя удары принимать. А лучше несколько.

– Я тут подслушал ваш разговор, и я могу помочь! Мне тоже нужно в Тайную Кухню, со мной ещё девять бессмертных! – подал голос воин, поправивший Теомара.

– Ну вот и славно! Видишь, как всё складывается? Значит боги на нашей стороне! А ну-ка, из какой ты группировки? – обратился Штыган к пришлецу. Получив ответ, и удовлетворённо кивнув, атаман бандитов отправил его собирать отряд, а сам по своим каналам стал собирать своих людей…


Теомар оказался в чудесном саду. Он уже был здесь однажды, а значит он спал… если его только не прирезали. Это был Небесный Сад, место, где жили боги.

– Зачем? – только и спросил Теомар. Он знал, что говорить в этом месте очень тяжело, поэтому берёг каждое слово.

– Не бойся и не оступись, отличи ложь от истины, – раздался в воздухе женский голос. Это, несомненно, была Серафина Среброкрылая. – Твой путь тернист и сложен, ты умрёшь и возродишься, но не падай духом. Ты отречёшься от посоха моего жреца во благо человеческого рода, но ты будешь стоять у истоков…

Теомар стоял, не в силах что-либо сказать. Зачем он отречётся от жреческого сана, когда это его призвание?!

– Куда… идти? – наконец выдавил он. В глазах замелькали разноцветные круги от перегрузки.

– Ты найдёшь в Тайной Кухне много сильных вещей. Не бери ничего, кроме чёрной жемчужины Иаала. Когда ты её увидишь, ты поймёшь что это она. Когда наступит время, ты поймёшь, что с ней нужно сделать. Когда ты это сделаешь, человеческий род получит шанс на спасение…

– Иаал?! – едва проговорил жрец.

– Ты всё поймёшь, когда сделаешь это. Чёрное не такое чёрное, белое не такое белое. Только у Чёрного Ключника есть шанс спасти тех, кто обречён. А теперь проснись, и спаси Штыгана. Сюда идёт отряд карателей…


Теомар проснулся, и уже попытался растолкать спящего рядом бандита, но тот вскочил раньше.

– Быстро прячемся, тут скоро будут каратели! – прошептал жрец. Не задавая лишних вопросов, Штыган быстро приоткрыл пару крючков на стенах, и забрался на потолок, скрывшись в тени.

Через пару секунд после этого в комнату вошли четверо паладинов в чёрно-жёлтых накидках – это был специальный отряд, который «выжигал сектантскую и бандитскую ересь».

– Тебя мы не тронем, жрец, но здесь прячется Узревший. Мы это чуем, – сообщил лидер.
– Здесь только я один, отдыхаю перед дальней дорогой обратно в Селирию, – пробормотал Теомар. Но один из карателей достал хрустальный шар, и провёл над ним рукой. Тонкий жёлтый луч скользнул по стене, и стал приближаться к потолку…

Не дойдя до Штыгана, луч внезапно прервался: солдат упал замертво с дротиком в затылке. В сторону предполагаемого противника был сделан выстрел испепеляющим лучом, и это отвлекло отряд от настоящей опасности: Штыган спрыгнул на них сверху, и точными ударами вышиб дух из всех троих. Вытерев кастеты о плащи, он передохнул, и отхлебнул из фляжки, а Теомар заметил в лучах золотого магического огня, что глаза бандита такие же ярко-голубые, как…

– Ну, да, я один из узревших. Был, по крайней мере. – Признался Штыган. – Но это долгая история. И я оценил твоё предупреждение… не знал что Серафина помогает таким «еретикам», вроде меня. Что хочешь за моё спасение?

– Только одно. Когда мы попадём в Тайную Кухню, дай мне захватить жемчужину Иаала. – ответил Теомар. Штыган присвистнул.
–  И зачем тебе этот тёмный артефакт? Ты хоть знаешь, ЧТО за сила хранится в этом чёрном шарике? Его не зря упрятали в Тайную Кухню!
– Нет, но Серафина сказала, что это наш единственный шанс к спасению.
– Если это была Серафина. Чёрный Ключник коварен, он мог притвориться кем угодно.
– В любом случае, у нас выбора нет. Если всё действительно так плохо, то лучше плыть по течению.
– Эт ты хорошо сказал.  Лишь бы течение не вывело нас на водопад. – нахмурился Штыган, заканчивая осмотр экипировки стражников. – Вот ведь! Срочно в штаб, у них точки всех наших баз! Нас сейчас вырежут как скот!

Штыган вышел на крышу, где оказалась голубятня. Выпустив всех птиц, разбойник перевёл дух.
– Теперь всё нормально будет. Голуби зачарованы, они донесут до наших, что нас раскрыли, срочная смена входов-выходов в базы. Так, а вот и наш пропуск к сокровищам…

На пороге домика уже стоял десяток рейдеров, во главе с «заказчиком».

– Ну что такое, какого чёрта вы тут толпитесь?! – взвыл Штыган. – Рассредоточились, и разными путями идёте к старому корпусу министерства налогов. Дальше ждём наш отряд, и слушаем указания. Берёте всё, что хотите, но только из первых трёх хранилищ! Остальное для вас слишком опасно.
– Будет сделано! – улыбнулся «заказчик». – А это правда что там спрятана экипировка узревших?
– Брехня. Но там есть что-то покруче, вроде доспехов казнённых иерархов церкви Алых Ангелов. Или хрустальные молоточки учеников Юлии, что была лучшим ювелиром пятисотых годов. А для любителей чего-нибудь «посветлее» – чётки из окаменевших слёз ангелов.

Услышав о хрустальных молоточках, публика загудела от радости. По одной из примет, то, что упоминал Штыган, почти наверняка попадётся в раздаче добычи, а «молоточки» были самым желанным инструментом для ремесленников. Учитывая, что местные «кутюрье» были в большом почёте, нормальные инструменты ценились едва ли даже не больше чем боевая экипировка.

Штыган провёл группу в бывший архив, и подошёл к бюсту какого-то старого обрюзгшего имперца. Повернув его, разбойник открыл потайную дверь. Группа затолпилась, и прошла в тоннель; дальше они знали, что и как.

– Дальше они сами справятся, нам остаётся только идти следом, – махнул рукой атаман разбойников. – Они как дети, им лишь бы бошки кому-нибудь поотрывать, а местные големы для этого как будто созданы.

Внезапно раздался звук цепей, и тайный ход был закрыт.

– Безмозглые скратчи! Какой дурень открыл сундук?! – взревел Штыган. – Поздравляю, вы теперь тут застряли, так что смотрите не подохните. К тебе это тоже относится, жрец.
– Простите, я тут впервые, я не знал… – начал оправдываться некто из игроков.
– «Простите я не знал»! – передразнил Штыган. – Братва, на поверхности будете – оторвите ему голову, она ему не нужна. И руки заодно, чтобы не совал куда не следует.

Поход проходил примерно в таком же духе. Штыган вовсю ругался самыми последними словами на «криворуких уродов», а лидер рейда ему вторил. Наконец, завалив огромного золотого голема, изображавшего Лиеса, рейд разошёлся по коридорам схрона за добычей. Согласно правилам, им предстояло найти те пять вещей, которые они могут получить, среди сотни ящиков, за две минуты. Тем же поиском занимался и сам Теомар. Но в отличие от рейдеров, ему повезло больше – в третьем же сундучке, оказавшемся незапертым, лежал большой, размером с кулак, чёрный шар в золотой оправе.

– Это он и есть, ага. – подтвердил Штыган. – А теперь сваливаем отсюда, пока не пришли в движение ловушки. Этим баранам ничего не будет, а нас прихлопнет. К счастью для тебя, у меня есть портал.

Хлопок – и прежде чем Теомар что-то сказал, он вместе со Штыганом оказался в бандитском логове.
– Эй, босс, это ещё кого ты привёл? – спросил один из бандитов.
– Отставить болтовню, собираемся и чешем отсюда к эльфам! – рявкнул Штыган. – У нас проблемы! Жреца не трогать, пусть идёт своим путём.

– Проблемы? Да у нас БОЛЬШИЕ проблемы, босс! – заверила какая-то волшебница. – Узревшие наводнили город, и теперь вырезают всё и вся. Их обратили в нежить, неуязвимую к священной магии!

Штыган грязно выругался.
– Тогда идём «крысиной тропой», надеюсь она ещё не заблокирована!  Жрец, ты с нами?

– Не могу, мне нужно спасти людей! – внезапно выпалил Теомар и вжал голову в плечи, поражённый своей смелостью.
– Тогда тебе понадобится это. Мы используем такие жезлы, когда кто-то погорит, я установил «пункт назначения» на эльфийские земли. Матриарх превратит имперцев в рабов, а старик Фа может быть и войдёт в положение. – Штыган дал священнику небольшой скипетр.
– Что бы ни случилось… спасибо тебе за помощь!
– Сочтёмся, – бросил атаман разбойников, и скрылся в портале.


То, что узревшие превратились в нежить, было неопровержимо: все они выглядели, как пылающие лазурным огнём личи, скашивающие своими магическими лучами всё и вся. Трупов не было – павшие крестьяне тут же превращались в зомби, и пытались что-то сделать: то ли помочь узревшим, то ли помешать им поднимать остальных. В любом случае, это вносило ещё больший хаос.

Выбежав из столицы, священник стал собирать выживших, и отправлять их скипетром в безопасное место. Пока небо не почернело.

Кто-то позвонил в Небесный Колокол, и густой звон взорвал шум битвы, мгновенно упокоив мёртвых крестьян. Но на полузвоне колокол замолчал, и через некоторое время снова запел. Но это был уже не звук ангельского колокола – теперь это были звуки ненависти и смерти. Из ушей Теомара пошла кровь, некоторые ослабевшие  люди попадали замертво, а в небе завертелся вихрь душ.

– Ты сможешь, соедини скипетр и жемчужину, и используй, в последний раз! – услышал Теомар голос Серафины. После чего сложил вместе эти два артефакта, и поднял вверх.

Раздался звон, и всё померкло.


– Это конец? – спросил Теомар в пустоту. Было так легко, как никогда. Хотя вид клетчатой чёрно-белой зеркальной поверхности, раскинувшейся до бесконечности, настораживал.

– Нет. Но ты спас всех от повторения ситуации. – ответил кто-то. Этот голос был очень знакомым, но Теомар так и не понял, кому он принадлежал. Он и имени-то своего вспомнить не смог бы.

Безымянное существо пыталось осмотреть себя, но не нашло в пространстве.

– Какая ситуация?

– Неважно. Это уже неважно. Но пора просыпаться, и идти дальше. Сказать тебе, кто ты?

– Если это необходимо.

– Ты был жрецом. Это тот, кто служит богам. Но теперь эта дорога для тебя закрыта. Ты спас всех от неминуемой гибели, но дал им ту жизнь, которая им кажется непонятной. Так нужно было, иначе равновесие было бы нарушено. Теперь ты один из них. Тебя теперь зовут Вердан. А теперь

ПРОСНИСЬ


Серое небо, моросит дождь, стекая холодными каплями по щекам. Впрочем, это было не страшно. Теомар (ну, или теперь уже Вердан – как его окрестил некто из неизвестного пространства), поднялся с земли. Внезапно он увидел перед собой человека… у него была серая кожа, тусклые глаза, поседевшие волосы. Человек сидел перед ним на земле, и молча наблюдал.

– Ты тоже выжил? Говорить можешь? – спросил Вердан человека. Тот смотрел на него пустыми глазами. Внезапно в глазах зажёгся огонёк разума, и человек посмотрел на Вердана.

– Я жив. Это нормально? Я должен был умереть… а я жив. Я жив…

– Жив ты, жив, что тут случилось? – попытался добыть информацию бывший жрец, но человек вновь выпал из осознания. Пустые матовые глаза уставились вникуда.

– Оставь его в покое, тут много таких. – донёсся до Вердана голос. Обернувшись, он увидел эльфийку с такой же серой кожей. Одета она была в мантию дипломата, а в руке у неё была скрипка. Похоже, она была бардом. – Хочешь знать, что тут случилось? Я отвечу тебе. После того, как узревшие активировали своё чёрное заклинание, они должны были оставить от Империи бездну от болот до лесов, но что-то помешало им, и в результате все личи испарились. До единого. А Имперская степь превратилась в то, что ты видишь. И тут полно таких болванчиков, это те, кто не успел спастись. Но некоторые, вроде меня, всё ещё понимают, что живы. И кстати, чужаки тоже под это дело попали.

– А ты кто? Чужак или настоящая эльфийка? – спросил Вердан. Эльфийка фыркнула.

–Я Еванжелиана, одна из самых опасных эльфийских воительниц клана Души Леса! Но теперь я просто нежить. Как и ты.

Вердана прошиб холодный пот.

–Как так нежить?!

– Вот так. Послушай, твоё сердце не бьётся, ты не чувствуешь боли, а ещё ты больше не сможешь быть жрецом. Это тот случай, когда тебе будет больно, проводить священную магию мёртвая плоть проводит, но через мучения, достойные фантазий самого Красного Короля. Просто смирись с этим.

– Нам нужно вернуться к выжившим. Надеюсь, нам помогут.

Еванжелиана рассмеялась.

– Ты хоть знаешь, что провалялся тут трупиком год? Шарахнуло так, что на целый год из Мира выбило всех чужаков! А за это время люди и эльфы собрались вместе, основали новое государство, и отстроили руины, в которых растёт СильваСоритас. Но это долгая история, подробностей которой я не знаю.

Вердана словно молнией ударило. ЧТО же он такое сделал?! Он осмотрел скипетр, который всё ещё сжимал в руке: жемчужина оплавилась, и покрыла каркас чёрной глазурью, создавая мрачные ассоциации с чёрной магией. Вместе с этим пришло осознание того, что тот знакомый голос принадлежал самому Иаалу…

«Что бы ты ни было такое, лучше будет не давать тебя ни в чьи руки», подумал Вердан. Чутьё подсказывало ему, что получившийся артефакт как-то связан с нежитью.

Впрочем, изменилось не только чутьё Вердана: его глаза словно бы стали подмечать лёгкое свечение вокруг всего, что видел, и странное, что-то среднее между звуком и запахом. Мимо пролетали призраки… странно, значит и их тоже теперь Вердан может видеть?

Но нужно продолжить делать то, что он хотел сделать – найти всех, и спасти. Пусть они и перешли в такое состояние, но они должны получить приют, а не оставаться жить в развалинах погибшей Империи.

Спустя несколько дней, Вердан научился отличать «чурбанов» от «спящих» – среди них были и чужаки, которые считали, что на самом деле прошёл только один день, но не год. Процессия живых мертвецов медленно приближалась к Деганскому Протекторату – месту, где их могли принять. Всё же, большинство было людьми. Было. Как отнесутся люди к живым мертвецам?

Звери тоже претерпели изменения – теперь волки, медведи, пикси, даже белки! – выглядели угрожающе, и бросались на всё, что шевелилось. Хотя их и было легко заметить до того, как те нападут. Где-то даже завелись курдатлы – мелкие коварные охотники на одиночек. Пока отряд Вердана не приблизился к границе Дегана.

Однако, мертвецы встретили сопротивление – жрецы Лиеса и Серафины обстреливали их сияющими стрелами, причиняя невероятную боль.

– Не стреляйте! Мы не причиним вреда! – крикнул Вердан, но это не возымело эффекта. Потеряв несколько десятков участников группы, пришлось отступать.

Дождавшись, пока не поднимутся павшие в бою, Вердан собрал нескольких самых здравомыслящих мертвецов.

– Увы, нам не рады в Дегане. Но и оставаться тут мы не можем. У многих из нас были семьи, работа, у чужаков – были кланы.

– Местная нежить очень агрессивна, поэтому на нас и напали. – сказала Еванжелиана. – У нас есть два пути к выживанию – это пойти к эльфам или к владам. У людей нам путь закрыт. Весь этот год Георг только и делал что отбивался от безумной нечисти. Теперь он король Георг, думаю, это вполне заслуженно.

– Я за владов. – подал голос мертвец-влад. – У нас испокон веков было нормальным общение с мёртвыми, некроны такие же свободные, как и живые влады. Нас примут, и дадут нам убежище в обмен на верность Матриарху.

– Я бы предложил отправиться к эльфам. Говорят, у них с людьми новое государство, которое основано выжившими людьми и кланом Души Леса. – предложил другой собеседник, по-видимому, эльф.

– Нам, игрокам, всё равно. И те и другие примут нас, как своих, так всегда было и всегда будет! – воскликнул чужак. – Это просто квестовая цепочка с выбором фракции! Наконец-то.

Приводились всё большие и большие аргументы, пока наконец не пришли к выводу, что нужно разделиться – половина мертвецов пойдёт к владам, половина – к эльфам. К Матриарху поведёт бывший дипломат-некрон, не пострадавший от заклинания, а к эльфам – Вердан, как тот, кто спас многих людей от участи влачить полумёртвую жизнь. Группа раскололась почти что поровну.

– Прощайте. Думаю, после этого, мы станем врагами. Но мне было честью жить эти пару дней с вами, Вердан. – поклонился некрон. – И что бы ни случилось, берегите свой скипетр! Это страшная вещь.


Ночью, когда основная сила отряда – бессмертные – ушла, растворившись до утра в воздухе, Вердан попытался выйти на связь с богами, чтобы как-то найти поддержку и совет, что же делать дальше. Как и предсказывала Еванжелиана, само произнесение священных песен причиняло боль, но бывший жрец не сдавался. Шелестевшие неподалёку дубы Изумрудного леса напевали свою успокаивающую песню.

– Похвально, что даже в таком положении ты пытаешься найти поддержку свыше. – раздался голос неподалёку. Обычный человеческий голос. Вердан прекратил самоистязание, и увидел человека. Живого человека, одетого в белую просторную куртку. – Хорошая погода, не правда ли?

Вердан стоял, рассматривая человека. Он уже видел, как сияют и звучат люди. Этот человек выглядел совершенно не так: в нём не было цветов злобы, не было звуков страха. Зато были небольшие нотки… жалости и вины.

– Давай отойдём в сторону, этот разговор не для чужих ушей. – предложил человек в белом, и мягко отвёл Вердана за пределы лагеря. Когда они ушли достаточно далеко, бывший священник спросил:

– Кто ты, и что всё это значит? Ты не боишься меня, и ты явно не отсюда.

Человек в белом печально улыбнулся.

– Потом, может быть, узнаешь, кто я. Главное, я тебе отвечу, что случилось. Люди и эльфы объединились в сильную страну. Деган получил независимость, о которой мечтал давно. Матриархат получил в своё распоряжение научные ресурсы, которые продвинут страну вперёд. Была уничтожена Империя лжи, и сила, что ослепила возможных светил жреческой и тайной магии. Но это сопровождалось катаклизмом. Увы, другого пути не было.

– Был. – Внезапно, Вердан понял, ЧТО случилось. И КТО перед ним. – Но можно же было исправить всё?
– Ты прав, был, но растянулся бы слишком надолго. Иногда для того, чтобы дать жизнь чему-то большому, нужно нарушить равновесие. Но не волнуйтесь, те, кто попал под влияние заклинания Иаала, смогут вернуть себе жизнь. Вы хоть и мертвы, но в моей власти обратить этот процесс.
– Не думаю, что это будет необходимо, – поник бывший жрец. – Не нужно больше насилия над Миром. Пусть всё идёт так, как идёт. Только можно одну просьбу?
– Постараюсь её выполнить.
– Можно сделать так, чтобы мы вернули себе свой дом и веру в наши благие намерения?
– Да. Не волнуйся, та половина, что отправилась к Анастензис, получит приют. Ваши переговоры с Советом Лиги пройдут как нельзя лучше. Но тебе предстоит великая миссия. Какая – поймёшь потом. А теперь тебе пора просыпаться, скоро восход. Идите и ничего не бойтесь, вам помогут.


Вердан пришёл в себя от шелеста листвы. На поляну вышли три дриады. Жрец видел раньше дриад на гравюрах – выглядят как эльфийки, но одеты иначе. Как оказалось вживую, в них было ещё что-то такое, что не присуще эльфам, но является отличительным признаком всех лесных созданий, от пикси до древней.

– Не бойтесь нас, лесные девы, мы не причиним вам вреда! – осторожно сказал Вердан. Дриады захихикали.
– Мы знаем, Природа уже сказала нам, что вы безобидны! Идите за нами, вас уже ждут!

Это была странная процессия – три дриады и толпа мертвецов. Вердан увидел, как всюду кипит жизнь: на месте шатров стали возводиться дома, люди и эльфы работали рука об руку, а иногда попадались даже бородачи-карлики; бывший жрец слышал, что так выглядят гномы – таинственный народец, живущий в изоляции под Сортилегрийскими горами. Когда-то их нашли пришлецы, и после этого они стали понемногу контактировать с «подлунным миром».

Руины эльфийского поселения тоже претерпели изменения – теперь на месте развалин красовался чудесный город белого камня. Резьба по дереву в духе эльфов чудесным образом перекликалась с вязью гномов и архитектурным стилем людей, создавая поистине прекрасное зрелище.

Дворец Братьев возвышался на утёсе – рядом раскинул свои ветви уже достаточно большой дубок СильваСоритас. От самого вида молодого мирового древа становилось легко и приятно.

Встретил процессию старик Фа. Рядом с ним стояли несколько людей, эльфов и даже один гном.

– Мы всё уже знаем, боги сообщили нам о том, что вы займёте почётное место в рядах Лиги Братьев. – сообщил верховный друид. – Кто будет говорить от лица… неживых?

Вызвался, конечно же, Вердан, и через несколько минут правители и бывший жрец собрались в Зале Совета.


– Штыган? И ты тут? – удивился Вердан, когда узнал среди правителей атамана разбойников. Тот ухмыльнулся.
– Да, нам теперь нет смысла вести сумеречную борьбу, нас приняли, такими какие мы есть. А Старшой исчез в катаклизме. Мы поговорили все, и решили что пока всё будет хорошо, оставляем наши теневые приёмчики. А Лиес поможет нам.
– Все мы имели своё тёмное прошлое. – сказал гном. – Подземное королевство гномов долгое время считало жителей поверхности недостойными союза. И я так считал. Пока чужаки не доказали нам, что все мы, что я, были неправы.
– Люди, увы, тоже расколись. Деганский Протекторат объявил о своей независимости и нейтралитете. Не нам их винить, народ Георга достоин этого. – сказал старик Фа. – Но мы вместе справимся со всеми трудностями. И найдём силы помочь тем, кто выжил в этом страшном катаклизме… пусть и не до конца.
– На каких условиях вы согласитесь принять нас? – спросил Вердан.
– Вам не надо доказывать свою разумность и безопасность для живых, боги уже поручились за вас. Но вам нужен лидер. Тот, который их понимает, так как сам один из них. – улыбнулся гном.

– Вы хотите взять в лидеры МЕНЯ?! – Вердан был поражён.

– Это твоя ноша, и тебе её нести. Откажешься – обречёшь своих питомцев на отчаяние. Им нужен тот, кто будет своим присутствием говорить: «Вы здесь не чужие, вам рады, даже не смотря на ваше состояние», – пояснил Фа.
– Ладно. Если это послужит нам всем, я согласен. Но что мне делать, я почти не помню свою старую жизнь, я не знаю как вести за собой? Я не лидер!

Штыган усмехнулся.

– Ты может и не лидер, но ты бросишься защищать тех, кого опекаешь. Поверь, они это оценят.
– Но буду ли я полезен вам в управлении страной?
– Не волнуйся. У тебя есть свежий взгляд на всё со стороны, чувствительность полуастрального существа, а там, где будет нужен опыт – мы сами справимся. – улыбнулся старый друид.
– Ну чё, добро пожаловать в Лигу Братьев! Иди дуй к своим, сообщи радостную новость! – хлопнул по спине Вердана бывший атаман разбойников. – Только вас в порядок привести надо будет, умыть-причесать и всё пучком!

Вердан улыбнулся, и пошёл к ожидавшей его группе…


Всё сложилось, как нельзя лучше. Неживые имперцы легко вписались в новое государство. Вердан, как один из правителей Лиги Братьев, быстро поднялся в глазах остальных, а главное – себя. Но чуть позже он изъявил желание побродить по окраинам бывшей Имперской степи, чтобы найти ещё тех, в ком теплится сознание. Ежедневно на пограничный пункт приходили несколько новичков, в которых всё же пробудилась искра разума.

Некоторые пришлецы были недовольны тем, что они стали нежитью, хотя нашлись и те, кто нашёл в этом определённые преимущества – но больше подобных чужаков не появлялось. Однако, обещанная возможность воскрешения странным человеком в белом была пришлецами принята с радостью — и вот, некоторые вновь обрели естественную жизнь взамен той, что была дарована в результате Катаклизма.

У тех неживых, что пришли к владам, тоже всё сложилось прекрасно – привычные к некронам влады помогли им устроиться на новом месте, а старожилы делились опытом своего существования с «новичками».

Об Императоре и Узревших долгое время ничего слышно не было, пока группа чужаков не решила проверить старый дворец – там до сих пор бьются в вечном бою призраки Императора и Харема, отвлекаясь только на то, чтобы попытаться уничтожить незваных гостей. Но остальным они не мешали – а что делают в старом дворце Императора чужаков, мало кого волновало.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.