Ноя 26 2017

Коричневый сон

Ох, как же ненавидел Вергилий ходить в этот рейд… но делать было нечего. Осколки Коричневого Кварца ценились среди танков и жрецов. Но делать нечего, да и был этот игрок самым опытным из всех, кто вообще туда ходил, именно за это его и ценили. Конечно, пятьдесят заходов! Достаточно, чтобы быть лидером рейда.

– Так, руны все взяли? Зелья рассудка? Сколько у вас жрецов-эмпатов? – осведомился Вергилий. Без этого «джентльменского набора» в подплане Безумия было нечего делать.
– Всё взяли, не впервые. Есть что-то, что ещё нужно знать? – глава клана, «заказчик» рейда, потерял последние крохи терпения. Как с новичком с ним обращаются!
– Да, прошлый рейд упал, нужно найти их по возможности, и добить их пустые оболочки. За каждого вам дадут по два бриллианта. Но всё равно, не отходите от заданного маршрута! Иначе будете готовить бриллианты сами.
– Хорошо, хорошо. Ты идёшь?
– Да, только на почту пароли скину…

Перед заходом в Коричневый Сон всегда скидывали на почту пароль «доступа к банку», на случай если всё-таки персонаж потеряется. После того, как многие потеряли своих аватаров, было принято решение дать подобный доступ к следующему персонажу на той же учётной записи. С этой поправкой, поражение стало не таким болезненным.

Рейд приготовился, и проводник активировал руну портала. Цветовой диапазон пространства вокруг сместился в сторону коричневого, хорошее настроение от рейда было притуплено: брешь в подплан открылась.

Вокруг дома, выбранного проводником для портала, стал клубиться серо-бежевый туман. А вот и первые стражи! Из тумана начали выходить страшные безликие фигуры, напоминавшие оживших манекенов. Они не нападали, просто смотрели безликими масками на рейдеров, навевая ещё больший страх и безнадёжность, словно говоря: «Не входите, или пополните наши ряды!». Коричневый Сон, он же Подплан Безумия, страшное место с лакомыми наградами. Но справившись с охраной, Вергилий дал знак заходить. Рейд двинулся, поддерживаемый жрецами-эмпатами, впереди – сам проводник.

Коричневый Сон действительно навевал тоску: город-лабиринт цвета старого фото, из зданий всех народов, разной степени достатка. Объединяло дома одно: чёрные провалы окон, в которые нельзя было смотреть долго.

По бежевому небу плыли мраморные разводы облаков: солнца здесь не было никогда, вечный пасмурный полдень. Редкие деревья стояли измученными остовами, словно убитые горем. Животных здесь не было, только вороны, которые, впрочем, были таким же мороком. В этом мире было только одно живое существо. Но занимало оно всё пространство. И всё это – безнадёжно-бежевого цвета…

Изредка попадались тени – те же безликие манекены. Некоторые были одеты в экипировку игроков: это те, кому не повезло застрять в этом мире. Таких отлавливали, и быстро уничтожали. С каждой рассыпавшейся в прах фигурой, один из невезучих игроков исцелялся от своего «безумия», заставлявшего видеть и слышать события этого места.

Наконец, рейд пришёл к цели. Это был большой замок с часовой башней. Стрелок на циферблате не было: в этом мире не было места времени. Сбоку была разоренная часовня: в этом мире не было места богам. С другой стороны – виселицы без петель. В этом мире нельзя было умереть. И звали это место страшным словом – Реальность.

Складки на камнях замка напоминали искажённые от боли лица, а провал главного входа – бездонную глотку. Лидер рейда невольно отвернулся, припомнив Ницше с его «глядящей бездной».

«Зачем стараться, вы все уже проиграли. Уже тогда, когда пришли сюда» – безразлично констатировал внутренний голос. Но Вергилий знал, это – голос Реальности – сердца Коричневого Сна, и самого страшного зверя, у которого они будут отбирать добычу.

– В атаку! Жрецы, «Нирвану» по откату! – скомандовал лидер рейда. Бой начался.

«Бессмысленно. Нет больше места радости. Зачем всё это?»

Мечи, луки, посохи, выбивали искры из каменных плит замка, а складки-лица стонали. Очень противное место, которое заставляет ехать крыши даже любителей ужастиков.

«Победа не важна. Мы всё равно не покинем этого места»

Каменная броня замка лопнула, и из трещин брызнула кровь Реальности, цвета кофе с молоком. Она окатила танка, и тот выпал из осознания, но был возвращён эмпатами.

«Боль и страдания, тлен, безысходность»

Бой подходил к середине. Замок стонал от боли, срезая целыми пластами показатель рассудка, и вгоняя сразу нескольких в ступор.

«Конец»

– Отступаем, у нас «грешник»!!! – проорал лидер. «Грешниками» на местном сленге называли людей с низким показателем кармы, настолько низким, что он давал право боссу использовать особые способности. Группа быстро отступила, но не вся…

Реальность вздохнула, и издала полный скорби стон из всех своих дверных и оконных проёмов, срезая до нуля показатель рассудка, и запрещая его поднимать. Под эту волну попало пятеро человек, и среди них был и Вергилий.


Проводник брёл по коричневому лабиринту.

«Ты проиграл. Проиграл из-за них. Печально» – констатировала Реальность.

– Заткнись, мой показатель рассудка на нуле, но на меня твои чары не действуют, – огрызнулся Вергилий. Лидера ждёт большой штраф, за его попадание в ловушку. Да ещё и качаться придётся… Три месяца коту под хвост.

Эфир пестрил ложными сообщениями, полными безнадёжности, но проводник знал, что это – такая же иллюзия Реальности.

«Ты можешь пытаться найти выход, всё бесполезно, ты слеп. Ты не найдёшь пути назад. Когда ты это поймёшь, прими моё дыхание, и отдай мне твоё тело, бессмертный»

Мерзкая тварь, всё же она была права. Ещё никому не удавалось найти выход из Коричневого Сна, с нулевым показателем рассудка. Туман вызывал иллюзии, и карта постоянно менялась, эфир заблокирован, метка персонажа пропадала со всех карт.

Вергилий всё-таки захотел бороться. Он тут был полсотни раз, может быть, он вспомнит, как идти?

Отправившись прямиком в сторону одного из домов, проводник заметил, что идёт правильно – это должна была бы быть главная дорога… пройдя насквозь покосившуюся избу, он понял, что прав. Пока не врезался в стену, посреди дороги. Пойдя по стене, он заметил, что находится внутри круга. Значит, выйти отсюда невозможно…

«Ты убедился, что в ловушке. Отпусти себя, дай мне то, что должен»

Вергилий попытался использовать свои способности, но какие? Он пошёл по пути «гибрида», и был идеальным разведчиком и поддержкой, но не воином! Ничто не могло пробить бежевую пелену тумана.

«Нет шансов, твоя оболочка уже пуста и безлика. Отпусти её»

Мировой чат действовал на нервы своими лживыми депрессивными сообщениями, список друзей был пуст, и даже сам интерфейс окрасился в бежевый.

Внезапно Вергилий заметил какой-то серый огонёк впереди. Странно, в этом мире не было ничего серого, сама цветовая гамма этого мира менялась! Что бы это могло быть?

Огонёк приблизился, и проводник заметил миниатюрную, размером с ладонь, русалку. У неё была белая кожа, серебряные волосы и серебряная чешуя, она плавала в воздухе. Одета она была в некое подобие кимоно нагов. Ещё более странно, ведь наги – единственная раса, которая не в состоянии проникнуть в Коричневый Сон!

– Оно никогда не было властно над тобой, ты это знаешь. Скажи ему это, – пропела русалка. Её голос напоминал переливы арфы.

«Ложь. Никто не убежит от правды. Я – голос Реальности. Ты никто, и прячешься от своих проблем в мире лжи»

– Ты меня не обманешь! – прокричал Вергилий во всё горло. Русалка улыбнулась, а окна и двери домов внезапно стали просвечиваться чёрными провалами сквозь туман. Кажется, рассудок понемногу начал восстанавливаться.

– Я знаю, кто я, я знаю, зачем я здесь. Ты меня не победишь, я никогда не был и не буду в твоей власти!! – наступал проводник, и с каждым словом туман отступал. Показатель рассудка оставался на нуле, но всё же становилось легче.

«Ты можешь утешать себя сколько угодно, всё равно, правда на моей стороне»

– Твоя правда – яд для души и рассудка! Заткнись! И! Больше! Не! Приставай! Ко! Мне!!!

Реальность ничего не ответила, а сияние от русалки стало таким ярким, как будто она была сплетена из света.

– Кто ты такая? Как ты попала сюда? – спросил, наконец, Вергилий, переводя дух.

– Не время и не место, дорогой Вергилий. Сейчас мы должны уйти подальше от центра паутины зверя, – прервала русалка. – Следуй за мной!

Проводник пошёл за своей «путеводной звездой», причём странным маршрутом – не основными дорогами, а переулками, а иногда и сквозь дома и дворы. Через те, что не были внутри чёрными.

«Она уводит меня в ловушку. Надо было сдаться, пока не поздно» – промелькнула мысль, но всё же она принадлежала Реальности. Прочь, прочь, прочь!

Спустя почти полчаса странствий по лабиринту, русалка остановилась.

– Мы ушли далеко. Но теперь ты должен сам открыть портал, иначе ты не выберешься, – ответила она. – Я – Греза, меня создали из слёз радости и света веры. Нас много, и мы выводим из этого страшного места страждущих… но, увы, редко мы успеваем добраться, прежде чем Реальность поглотит их.

– Как мне открыть портал?

Греза указала на дверь одного из домов. Дверей в Коричневом Сне не было вообще, только пустые дверные проёмы. Когда проводник открыл дверь, то увидел что внутри – чернота.

– Не бойся, просто поверь мне! – попросила Греза.  «Всё равно, терять мне нечего», подумал Вергилий, и шагнул в темноту.


Сколько продолжались странствования в темноте проводника, он не знал – его словно бы поместило в место, в котором не было ни времени, ни пространства. Пока внезапно не «прогрузилась» картинка – голубое небо, зелёные леса, солнце, большой красивый замок… он выбрался! Оглядевшись, проводник увидел рядом с собой двухметрового охранника в доспехах из фиолетовых кристаллов. Он рассматривал гостя, и когда тот пришёл в себя, пробасил:

– Наконец-то очнулся. Как ты попал сюда? Ты знаешь, где ты находишься?
– Где? – не понял Вергилий, пока вдруг до него не дошло. Это был Тлават, привратник мифического Острова Гармонии! Значит… портал выкинул его на «админский остров»? Круто!
– Тебя ждут давно, пойдём. Только без глупостей!

Пройдя по длинному коридору Чертогов Гармонии, Тлават привёл Вергилия к небольшому залу. Внутри сидели трое – человек в белом, Дарвин и…

Третий человек очень напоминал Грезу. Это была прекрасная девушка в светло-сером платье, с серебряными волосами, убранными в пучок. Её бледное лицо выглядело самым прекрасным из всех, что проводник видел!

– Присаживайся, думаю, тебе есть что сказать,  – пригласил человек в белом.
– Не бойся, они не кусаются! – уверил Дарвин. Этот влад был не менее популярным, чем «админы», и Вергилий немного успокоился. Рассказав о своих похождениях, проводник заметил, как нахмурился человек в белом.
– Похоже, своими походами вы слишком раскормили Реальность. Грёзы уже не справляются, если ты первый, до кого они добрались. Рейд нужно закрыть.
– Как? Это самый популярный рейд, там падают самые лучшие реагенты для экипировки! – удивился проводник.
– Именно что самый популярный. Если так и дальше будет продолжаться, будет плохо. Не буду рассказывать, к чему может привести выход Реальности на свободу, тебе этого знать не надо. Бессмертные должны создать последний рейд, в котором они должны НАВСЕГДА оборвать связь между заключёнными телами и своими нынешними аватарами. А также вывести грёз. Это легко, но понадобится несколько особенных реагентов.
– Ничего себе, легко! Как они это сделают? – удивился Дарвин. Тут голос подала леди в сером.
– Они знают заклинания, нужны шаманы. «Путеводный костёр» с использованием древесины с Острова Гармонии поможет призвать все пустые оболочки. «Рассеивание магии», используемое жрецом Серафины, порвет связь…
– …а нейтрализовать заклинание портала смогу я сам, когда все покинут подплан. Со временем артефакты, пропитанные силой Коричневого Сна, выдохнутся, но думаю, вас это уже не будет волновать. За пять-семь лет вы точно смените экипировку, – закончил человек в белом. После чего дал небольшой коробок Вергилию.
– Откроешь его и используешь по назначению, но только в крайнем случае. Очень мощное средство. А теперь иди, собирай последний рейд.
– А что будет, если я всё-таки откажусь? – спросил Вергилий. Человек в белом пожал плечами.
– Тогда я подожду, пока не найдётся более достойный кандидат на эту роль. А если не дождусь – то сам выведу Грёз, и закрою подплан, оставив игроков со своим безумием.
– Но это же жестоко! – воскликнул проводник.
– Да, жестоко. Но поверь, оставить Реальность в таком положении, как сейчас – ещё более жестоко, ибо пострадают невиновные. Ты же не хочешь этого?

Вергилий был вынужден признать, что не хочет.
– Ладно, я помогу вам.

Вергилий попрощался с хозяевами замка, и уже было собрался выйти из зала, как увидел, что находится снова в столице, напротив аукциона. В сумке у него было несколько уникальных комплектов древесины для розжига шаманских костров и коробок с чем-то. Что бы там ни было, проводник отказался это открывать здесь.


Прошло три дня. Вергилий обошёл все гильдии, которые водил по Коричневому Сну, но ни одна из них не согласилась отправиться уничтожать самый популярный рейд. Тогда ничего больше не оставалось, как пойти к самим учителям шаманов и жрецов…

Трот был одним из немногих орков-шаманов, согласившихся отправиться в далёкие эльфийские леса, где ныне находились владения Лиги. И то он поехал, когда узнал, что сами предки попросили его об этом. Выслушав рассказ Вергилия, тот сказал:

– Это хороший поступок. Пожертвовать силой ради мира, только сильные духом могут на это решиться. Я помогу тебе, и мои ученики пойдут со мной.

Учениками Трота оказалось десять шаманов из числа людей и эльфов, все – «местные», и к тому же ещё и смертные. Как оказалось, это было одним из важных условий ученичества у Трота; духи предков охотнее помогали тем, кто мог к ним попасть после смерти. Тем более проводника удивила их решительность: застрять навсегда в царстве безумия никому не пожелаешь, даже программе. Впрочем, это было скорее слабое утешение: только самые упёртые из всех играющих называли мир «сервером», а местных жителей – персонажами и программами.

Не менее понимающими оказались монахи из деганского храма, где пастор Филипп и его помощники согласились провести службу для заблудших душ.

Для защиты группы были наняты адепты школы боевых искусств с юга Изумрудного леса – самые адекватные из эльфов Кровавой Ветви решили, что уничтожение этой порочной связи – достойное дело для их талантов. Всё же, уныние считалось одним из главных врагов Природы Яростной.

Не остались в стороне и влады – полтора десятка учёных согласились принять участие в поддержке рейда, а пять звёзд солдат с передовой заявили, что захват Дегана подождёт, даже если им придёт прямой приказ от самой Анастензис.

Как ни странно, такое сочетание в группе никого не смутило – жрецы не смотрели волком на солдат вражеского государства, а эльфы-берсерки сохраняли спокойствие при близком присутствии шаманов, воспевавших внутреннюю гармонию. Сейчас они все выполняли великую миссию. Это так удивило Вергилия, что тот ещё больше проникся идеей защитить родину всех этих разумных от Реальности подплана Безумия.

– Мы почти достигли цели, нам нужно открыть портал. Я потратил все свои сбережения на реагенты, но нужны эмпаты для защиты.

– Предки помогут нам, – ответил Трот. – Они уже стоят рядом с нами, и готовы защитить от дурмана.

– Мы изучали магию астрала, и сможем использовать руны для защиты войска, – отозались пара владов-учёных.

Активировав портал, Вергилий наблюдал за тем, как легко справляются берсерки эльфов и солдаты владов с безликими врагами, а затем все они вошли в коричневую бездну.


Приготовления шли полным ходом. Костры трещали, пылая странным серебряным пламенем, на которое стали слетаться серебряными бабочками Грёзы, и приходить одетые в побуревшую одежду фигуры застрявших. После гимнов жрецов, они истаивали туманом, окончательно превращаясь в первоматерию, и где-то там, в Мире, вздыхал с облегчением один из игроков или «местных» – его безумие исцелялось. Всё было почти что закончено, но и тут не обошлось без сложностей…

Открылось сразу два портала, и в Коричневый Сон пришли игроки. Два рейда самых сильных гильдий, к которым обращался проводник, решили всё же проверить, чем занимается проводник!

– Ах ты тварь, решил нас без шмота оставить?! – окрысился лидер одного из отрядов.
– Поймите, это место должно быть запечатано! Мы растормошили его, как последние паразиты! Угробили свою реальность, теперь и эту тоже?  – выпалил Вергилий. Лидер прикрыл лицо рукой.
– Ты сам-то себя слышишь? Это ИГРА, с ней НИЧЕГО не случится! Уходите, и не мешайте нам  вытряхивать из Реальности добычу.
– Только через мой труп. Уходите, пока не поздно.
– Через труп так через труп, – пожал плечами лидер, и рейды напали на войско проводника. Затянулась неравная битва, всё же игроки были куда более опытны. Через пять минут с двух сотен его численность сократилась до пятидесяти, а игрокам было всё равно, они вставали, и шли в бой с новыми силами. Не найдя ничего лучше, Вергилий достал коробочку человека в белом, и удивлённо уставился на её содержимое.

Внутри коробочки лежали спички. Самые обычные спички. Странно, чем они могут помочь… впрочем, в этом полном магии Мире, даже простая спичка может оказаться грозным оружием.

Чиркнув серной головкой по камню, проводник услышал мелодичный звон. Вспомнилось детство, ему было пять лет. Тогда и небо было голубым, и трава зелёной… а ещё мама готовила ему его любимую кашу на взбитых сливках! Вот его старая подруга-кошка, серая Мурка, а на балконе стоит старший брат, курит, и насвистывает какую-то песенку…

Спичка догорела, опалив пальцы, и видение прошло. Но Вергилий уже знал, что надо делать. Он взял сразу горсть спичек, и зажёг их, все разом.

Мир содрогнулся, дома стали рушиться, бежевые облака расступились страшными чёрными провалами в небе, Коричневый Сон страдал от такого количества света. Игроки внезапно прекратили бой, и растаяли коричневым туманом. Их выкинуло из подплана, и, насколько Вергилий чувствовал, новых порталов в ближайшее время сюда точно не предвидится.

«Убери, ты приносишь боль!» – раздался голос Реальности. Впервые за всю свою историю, проводник услышал в голосе эмоции: боль, ярость, страх.

– Отпусти моих друзей, и дай мне закрыть эту дверь! – приказал Вергилий, поднимая клубок серебряного огня над головой.
– Он отпускает их. Души возвращаются к предкам, – заметил, не выходя из транса, один из шаманов.

«Ты победил в этот раз. Но ты не выберешься отсюда сам, ты не знаешь, ЧТО ты сделал» – было ему ответом. Уже вновь без эмоций. После чего оставшиеся в живых стали заканчивать ритуал.

Когда спички догорели, к проводнику подлетела одна из Грёз.
– Ты очень смелый, раз зажёг эти спички, – ответила она. – Но мы скорбим, что тебе пришлось это сделать.
– Почему? – удивился Вергилий – Это была единственная надежда на победу!

Греза грустно улыбнулась.
– Спички… последний раз для этой цели их зажигала маленькая девочка… ты читал эту сказку в детстве, и именно поэтому артефакт приобрёл эту форму. Он поможет закрыть Коричневый Сон от гостей, но ты не выживешь.

Вергилия пробил холодный пот: «Девочка со спичками», одна из сказок его любимого сказочника Андерсена. И сейчас в коробке осталась одна спичка. Но там же не так всё происходило!

– Последняя оболочка была развеяна, больше никто не связан с этим миром, – ответствовал вышедший из транса орк-шаман. – Пора уходить.

Войско вышло через портал, Вергилий почти подошёл к сияющему перламутром кругу, но тут воздух стал крепким и липким.

«Ты увёл их всех, но у меня хватит сил удержать тебя. Навсегда»

Портал медленно закрылся на глазах у связанного Реальностью проводника. А реагентов для его открытия больше не было.

Туман сгущался, и скоро проводник не видел даже на расстоянии вытянутой руки. Оставался только один выход… что бы он ни принёс.

Последняя спичка зажглась серебряным пламенем, и Вергилий вспомнил, как он впервые пришёл в игру. Его персонаж, совсем молодой и неопытный, с трудом постигал премудрости местного мира… впрочем, он так и не научился быть первым. Поэтому он и стал Проводником по самому популярному рейду, штудируя видеопрохождения и составляя карты. И его начали ценить.

Всё это – не более чем иллюзия, для него. Главное, что местные жители были спасены, игроки же – потерпят без экипировки. И Вергилий потерпит. Не так страшны эти «галлюцинации». Теперь он знает, как с ними бороться: стоит лишь представить себе серебряное пламя, и они отступят.

Серебряный огонёк почти поглотил спичку. Когда она догорела, пламя перекинулось на перчатку, пробежало по рукаву, охватило полностью всего бессмертного. Но он ничего не почувствовал, лишь стоял, и безмятежно улыбался…


Вергилий пришёл в себя на стартовой локации эльфов. Он проиграл, и теперь должен начать игру заново. За эльфа, в этот раз. Ну, не самый плохой вариант… На шее у него висел небольшой кулон в виде серебряной спички.

– Отличная работа, друг! Ты мало того, что вывел всех из Коричневого Сна, так ещё и не побоялся использовать артефакт! – услышал он знакомый голос. Это был Дарвин. Странно, как его вообще пустили сюда, в земли вражеской фракции?
– Я всё-таки проиграл? – только и поинтересовался игрок.
– Нет, босс та ещё тростниковая душа, он что-то вывернул на твоей связи с этим Миром, полностью уничтожив все следы! Так что теперь ты абсолютно свободен! Есть мысли, что будешь делать дальше?
– Наверное, пойду получать свой банк обратно, и буду…
– Ты, наверное, меня не понял. Следы уничтожены, и банк твой тоже потерян! Вместе с безумием, которое должно было тебя преследовать веки вечные. Ты радоваться должен, не каждый может откупиться от такого всего за какие-то вещи! Кстати, советую тебе сменить имя, пока не поздно. Весь мир уже пронюхал о том, что некто Вергилий грохнул все проходы в Коричневый Сон. Тебя будут убивать с особой жестокостью твои же соотечественники.
– Я везде был Вергилием, во всех играх. Как бы мне теперь тогда назваться?

Влад хитро улыбнулся.
– А ты возьми имя… Сельтглен? На древнем наречии эльфов оно означает «Серебряный спаситель». Гости глупы, половина до сих пор считает ниже своего достоинства разобраться в нашем Мире. А вот местные жители узнают, и ты будешь для них героем. В общем, ты подумай, а я пойду, не место мне в этом лесу, ещё заметит кто…


Спустя некоторое время в Мире появился странный эльф Сельтглен, который хоть ничего такого и не делал, но всё же, его очень уважали местные жители. Расспросы ничего не давали, спрашиваемые просто отмахивались, мол «кто знает, тот поймёт».

Рейд в Коричневый Сон был забыт навсегда – больше никто не мог открыть портал туда, лишь тщетно пережигали реагенты. Не смотря на это, игроки недолго горевали, скоро подплан безумия был забыт, а на его место пришли такие места, как Старый Дворец Империи и неприступный, но манящий чудесными сокровищами Храм Природы. Природа была посильнее какой-то там «Реальности», и в своей всепрощающей манере раз за разом крушила агрессивных гостей, навевая сладкие грёзы о том, какими же могут быть награды в случае её поражения!

Всё было по-старому. Только иногда, в момент душевной печали, некоторым стали видеться серебряные бабочки, которые садились на плечо, и грусть отступала. Кто эти бабочки были – никто не знал. Некоторые говорили что это – просто глюк, вызванный закрытием рейда. Местные учёные утверждали, что это – духи надежды, которые появились из пепла Вергилия, сгоревшего в серебряном пламени. Пятьдесят участников Последнего рейда – утверждали что такую форму приняли Грёзы, когда вышли из подплана Безумия.

Как и было предсказано, оружие, пропитанное эманациями Коричневого Сна, начало слабеть – пока ненамного, но всё же стабильно падать в силе, опускаясь до уровня «малых рейдов», обещая превратиться в хлам. Но и это уже тоже никого не волновало. Хлеба и зрелищ было более чем достаточно, чтобы надолго запоминать пусть и полезный, но всё же самый психологически неприятный рейд за всю историю компьютерных игр.


«Бессмысленный поступок. Он должен был достаться мне»

– Оставь свои стоны, на меня они не действуют, – невозмутимо приказал человек в белом. Его сияющая фигура стояла прямо напротив Реальности. Монстр равнодушно смотрел на гостя чёрными провалами окон. Но ничего сделать не мог, даже не смотря на свои силы.

«Объясни, почему ты не дал свершиться этому Правилу. Ты должен был отдать его тело мне»

– Этот человек сделал великий поступок, и для тебя тоже. Сейчас ты можешь впасть в спячку, и жить в одиночестве, как ты и любишь. Если бы ты разрослось ещё больше, мне пришлось бы… отрезать от тебя лишнее. Это было бы больно и обидно. Так что будь благодарно своему спасителю, что он предотвратил это.

«Это было бы неправильным»

– Да. Поэтому я оставил тебя в одиночестве. Ты будешь жить здесь, к тебе никто не будет приходить, и мешать уходить в себя.

«Ты будешь меня посещать?»

– Нет, если на то не будет повода.

«Это хорошо. Тогда я соглашусь с твоим мнением»

– Рад, что мы пришли к этому. Я ухожу, и тебя никто тревожить не будет.

«Я не буду тебя ждать»

Человек в белом ничего не ответил, он просто прошёл по улочке, и растворился в белоснежном  облаке искр. Реальность ничто не могла сделать ни ему, ни его помощникам – да и даже не пыталась. Как-никак, Реальности было известно, что даже сильнейшие из его способностей разобьются, не нанеся никакого вреда. Да и сами «хозяева» не станут зря причинять вред ей, зачем-то она ведь нужна? Нужна – поэтому она и существует.

 

Добавить комментарий

Your email address will not be published.