Янв 07 2018

Новое Начало

14 день лета 1135 года от Основания Империи. 1 день весны 1 года от Рождения Мира.

Нестор осмотрел строчку, неодобрительно цокнул языком, после чего исправил на «14 день лета». А затем и вовсе стёр. Всё же, ТАКУЮ информацию может прописать только его нынешний начальник. А он не хочет назначить точную дату, ему это не интересно. Старый секретарь вздохнул, отвлёкшись на пару секунд. После чего продолжил. Хоть это и было чудесным образом известно всем, но подобная информация должна остаться для потомков, век человеческий недолог, чуть меньше ста лет, не в пример владам и эльфам. Но не оставлять же такую работу затейницам из свиты Анастензис?

14 день лета 1135 года от Основания Империи. После того, как Мир получил своё Имя, волей высших законов Мироздания был отменён «феномен Бессмертия». Сбылась мечта покойного императора, но теперь это никого не радует. Эта информация стала ясна всем разумным, возможно – неразумным тоже. Осознание конца череды возрождений пришло, как закат солнца – с той разницей, что солнце наших душ будет восходить уже в других жизнях, пройдя через священные пути.

Больше всего печалились две сотни Бессмертных, что пришли в Мир навсегда: печаль охватила их сердца, но она продолжалась недолго. Согласно показаниям леди Лорины (в прошлом – известна как Лордхантерша), большинство Бессмертных боится умереть, обретя новую жизнь, в ближайшие годы. Цитата: «В средневековье нашей родины тридцать лет считалось большим  возрастом, для нас – средним. Хоть у нас и не было магии, но мы не хотим погибнуть в бою, или умереть от порчи врага, как бы мы не хотели вернуться на родину»

Отложив книгу летописи, Нестор почувствовал, что кто-то стоит рядом. На плечо старика легла тёплая человеческая рука.

– Всё равно всё идёт так, как и должно идти. В будущем они поймут, что это только начало. – сказал человек в белом, глядя в серые глаза старого летописца.

– Мне жалко их. Ушли, надеясь на бессмертие, а вот как получилось… – вздохнул Нестор, и начал уборку.

– Будущее зависит от них в первую очередь. И знаешь, оно уже начало меняться. Возможно даже прямо сейчас.


В зале совещаний Звёздной Академии собрались самые умнейшие из игроков и пара местных, которые тоже хотели помочь в этом нелёгком деле. Уже две бутылки коллекционного вина «Услада Озарения» были выпиты в процессе этого совещания.

– Нет, босс сказал сразу – он не будет помогать нам в этом деле, но уверен, что у нас всё получится и без его помощи. – сообщил Дарвин, когда ему в очередной раз намекнули на то, что он в хороших отношениях с творцом мира.

– А что если выбрать в качестве поддержки других сильных мира сего? – предложил Ришелье, известный гость-психолог. – Великая Мать, пожалуй, единственный авторитет, которого послушает Матриарх Анастензис. А король Георг сможет умерить свои амбиции, если ему прикажет Серафина Среброкрылая.

– Как жрица Великой Матери я могу попробовать воззвать к ней, но не уверена что получится, – сообщила дана Никотинна, подруга Мерлина и научное светило Матриархата. – Но мне придётся пойти на крайние меры. Трёхдневная молитва в священном месте, без перерывов на сон и пищу. Потом будете меня откачивать, если что.

–Ника, мы все ценим твоё благородство, – поклонился гостье-владессе Хайтауэр. – В прошлом я был верховным жрецом Серафины, надеюсь, сейчас она будет так же благосклонна ко мне.

– А как насчёт Лиги? – спросила Еванжелиана, неживая эльфийка. – Я могу попробовать уговорить эльфов Кровавой Ветви перестать нападать. Но мне понадобится твоя помощь, Ришелье.

– С превеликим удовольствием, миледи. – ответил психолог, – Ваши мелодии и мои речи заставят их внять гласу разума.

– Я поговорю с халифом Амоном бей Салем, попробую втянуть его в это дело. Он удивительно мудрый человек, и наверняка поможет нам в нашем плане. – сказал Мерлин.

Совещание продолжалось почти день, а на следующее утро все разошлись по разным краям света. Было принято несколько десятков предложений, почти все – достойные выполнения. Осталось только воплотить их в жизнь.


Одетая в чёрное жреческое платье, Никотинна стояла, перебирая тонкими пальчиками чётки, бормоча в полголоса Воззвание. Воспользовавшись поддержкой церкви Великой Матери, всё оказалось не так страшно: старшим жрицам было известно, как открыть канал связи без сильных жертв. Круг Силы из двадцати одной жрицы подпитывали гостью почти пять часов. Наконец, случилось то, что ни один из Гостей не испытывал на собственном опыте. Никотинна обмякла, и осела на мраморный пол храма. Служанки тут же разместили девушку на диванчике.

Никотинна очутилась в роскошном мраморном дворце, напоминавшем дворец Матриарха, но вместо потолка было звёздное небо, а в фонарях сияли маленькие солнца. Космический мрак расступился, как занавес театра, и перед девушкой появилась величественная фигура женщины с белой кожей и длинными чёрными волосами, сидящая на троне с грацией королевы. Впрочем, королевой она и была, единственной и неоспоримой повелительницей всех владов. Точь-в-точь такой, какой её изображали на страницах книг. Великая Мать.

– С какой целью ты пришла ко мне, дочь моя? – едва размыкая уста спросила богиня. При этом голос её отразился от стен, и звучал словно отовсюду. «Что же будет, если она повысит голос?! Я же просто умру от этого звука!» – подумала Ника с ужасом.

–  Я хотела… кхм. Я хотела попросить о помощи всем гостям, нам нужна твоя поддержка, Великая Мать! –попросила жрица, отмечая что ей пришлось почти кричать, чтобы голос прозвучал в этом космосе.

Бровь покровительницы владов поползла вверх.

– Ты многого не сказала, дочь моя. Но я прощаю тебя, ты первая Гостья, что смогла найти дорогу в мой тронный зал. И я выполню твою просьбу. Ступай с миром, и знай: твоё слово будет подтверждено мной лично для моей избранницы. НО… (Никотинна зажмурилась от громкого эха) Но больше я вмешиваться не буду. Лишь владам я прикажу выполнить вашу просьбу, остальных уговаривайте сами. Я всё сказала.

Через некоторое время дрожащая от напряжения Никотинна рассказывала жрицам новость. А Великая Мать, убедившись что осталась одна в тронном зале, провела рукой по лицу, снимая личину, развеяла декорации, и допила уже остывший кофе. С сожалением посмотрела на чашку, налила ещё, свежего. Когда-нибудь они, «боги», смогут открыться перед своими последователями в истинном обличье, но видимо это время ещё не пришло. Великая Мать представила себе, как является к Анастензис в махровом розовом халате и тапочках, с чашкой кофе и в своём человеческом облике, и хихикнула. Надо бы как-нибудь провернуть это дело, если матриарх владов откажется выполнять задумку Никотинны… какой бы та ни была. Понятное дело, девушка за своих просит поддержки для игроков, но как это будет выглядеть – главная интрига этого года.


В то же время Хайтауэр пытался выйти на связь с Серафиной. Её статуя из белого мрамора с серебряными крыльями хоть и была похожа на богиню, но оставалась глуха. Только к вечеру к жрецу подошла сгорбленная старушка-жрица, возможно из послушниц, поскольку раньше маг её не видел.

– Что же тебе надобно от Серафины, сын мой? – спросила старушка, глядя на отчаявшегося мага.

– Спокойной жизни. Для тех двух сотен пришлецов, что остались в Мире. Для всего Мира, который не должен вечно воевать. Мы очень дорожим жизнью в этом мире, и не хотим покидать его так быстро из-за нападения соседнего государства. – честно ответил Хайтауэр

– Но не лучше ли вам переехать куда-нибудь в безопасное место? Мой внук матрос на «Зефире», что ходит  к Халифату, говорят после того, как пришёл их властелин из древних легенд, это место стало поистине безопасным!

– Увы, это не вариант, многие из нас хотели бы остаться на своих местах. В поселениях Лиги, в городах Матриархата и даже в деревнях Дегана. Мы не можем просто так взять и переехать.

– Что же вы хотите, чудные пришлецы?

– Помощи. Мы смогли бы многое дать этому миру, но правители нас не послушают, всё же мы тут гости.

Старая жрица мягко улыбнулась.

– Ты находишься в храме нашей покровительницы, уверена, она и сейчас слышит тебя. Ничего не бойся, Серафина поможет тебе, как помогает всем страждущим.

– Спасибо вам, матушка, надеюсь так оно и будет. – низко поклонился Хайтауэр и пошёл домой.

Серафина смотрела ему в спину ещё пару секунд, прежде чем вернуться. Как только игроки поймут, что они хотят сделать, она поговорит с королём Георгом. Её светлая душа требовала помочь устроиться новым жителям Мира.

Хайтауэр шёл по улице с чистым сердцем. Он не сомневался, что эта странная старая жрица была именно  Серафиной, которая хотела сохранить визит в тайне. Хоть божественная маскировка и была идеальной, интуиция мага уверенно опознавала в старушке богиню.


Круг Крови, священное место клана Кровавой Ветви, посетила одна до зубной боли знакомая Калинару эльфийка. Эта серая кожа и строгий костюм, да ещё скрипка… Матовые серые глаза нежити скользнули по готовому атаковать главе клана.

Коварная недомёртвая эльфийка даже не прикоснулась к своей скрипке, которая и была основным её оружием; она просто активировала руну из старых запасов чужаков! К счастью для жертв, руна всего лишь парализовала их. «У тебя не будет времени на этюды, поэтому тебе понадобится кое-что другое… возьми, старая наработка», напутствовал её магистр Ришелье.

– Я пришла к твоему клану с требованием сильного. – сказала Еванжелиана, буравя взглядом Калинара. – Вы перешагнёте через свои устои, иначе за первого же убитого Кровавой Ветвью бывшего чужака мы вырежем весь клан подчистую. Бессмертия больше нет, мы все это знаем. Я разрешаю тебе ответить.

«Это звери, с ними надо говорить только на языке силы», как говорил величайший знаток психологии из всех чужаков. Как и думала Ева, Калинар, получив свободу передвижения, тут же набросился на неё с копьём. Но лезвие пропороло бархатную ливрею посла, и обломалось о мифриловую кирасу, оставив лишь царапину на металле. Быстрым движением руки, эльфийка выдернула копьё из руки верховного друида клана, и врезала кулаком в челюсть. Кажется, зуб всё-таки выбила.

– Я готова удовлетворить твоё право на битву до смерти в Круге Крови, но мы оба знаем, что твой клан после этого будет казнён до последнего раба. – процедила эльфийка, стараясь казаться как можно более грозной.

– Однажды ты умоешься своей гнилой кровью… – бросил Калинар, за что был схвачен за горло. Дождавшись, пока у друида не кончится кислород, Еванжелиана бросила его на каменный пол.

– Мне ещё раз повторить своё требование? Слушай же в последний раз, наша сила возросла многократно, и даже отсутствие бессмертия нам не помеха. Твой клан перестаёт нападать на разумных, иначе весь он будет уничтожен. Я всё сказала.

Калинар медленно поднялся, ощупывая горло. После чего повернулся к гостье, и сказал:

– Я согласен выполнить твоё требование. Клянусь силой, мы отступим от своих традиций, и перестанем отсеивать слабых и негодных мира сего.

Ну вот, может же когда прижмут к стенке. Эльфийка одарила на прощание Калинара победным взглядом, и телепортировалась. Спустя пару секунд окружение Калинара вновь зашевелилось.

А эльфийка в который раз подивилась логике мастера. Вместо того, чтобы научить, какими речами склонить на свою сторону главную опасность леса, Ришелье выделил из старых запасов экипировку из самых опасных мест, напоил десятком зелий и навесил почти полтора десятка заклинаний защиты и усиления, ввиду чего сейчас Еванжелиана могла не прибегая ни к чему кроме своих кулаков убить даже дракона. Да, чудные дела творили раньше чужаки… не удивительно, что большинство из них стали великими героями. Хотя для экипирования посла и понадобилось выложиться почти на стоимость малоуровневого замка. И заодно был подобран второй комплект эффектов, которые будут наложены на карательную экспедицию в случае нападения клана… чутьё подсказывало эльфийке, что нападения не состоится. Калинар – злобная тварь, но не дурак, и не пошлёт оставшихся воинов угасающего клана на самоубийство. А там, капля за каплей, чужаки выполнят своё обещание, и в Лигу придёт счастливая беззаботная жизнь.


– Проходи, дорогой Мерлин, не стесняйся! Какие же мысли привели тебя в мой дворец, друг? – радушно улыбнулся Первый Халиф, Амон бей Саль.

– Владыка, ты знаешь, что не так давно в Мир навсегда пришли две сотни шаимов, моих соотечественников. Конечно, они могли бы жить в Халифате, где больше нет опасностей, но они хотят остаться со своими близкими, которых успели обрести в этом Мире во всех его уголках.

– Это не проблема, одна моя просьба, и порталисты заберут всех, кому нужно убежище! – ответил халиф. – Но, что-то мне кажется, это не то решение, которое вы хотели бы?

– Да, оставим это на потом. А так мы посовещались, и пришли к некоторому плану, как привести мир в состояние, в котором он сможет развиваться дальше. У тебя много времени? Я хотел бы изложить этот план полностью, поскольку только с твоей помощью этого можно достичь.

– Конечно! Не бойся, мудрый Мерлин, никто не нарушит наш покой.

Мерлин кивнул, и пристроился на удобном диване. Амон бей  Саль плюхнулся в соседнее кресло, и стал внимательно слушать речи своего посетителя.

– То есть, Халифат вмешается в дела континента, и воспользуется тем, что присутствует почти всюду, станет гарантом безопасности? Неплохая мысль, надеюсь что остальные внемлют вашему голосу.

– Конечно! Мы по-прежнему не самые слабые в этом мире, и можем договориться со многими, но хватит держаться за старые традиции, где каждый сам по себе, вместе мы приведём Мир к золотому времени!

– Верно сказано! Уверен, даже без своего бессмертия, вы можете многое дать… взять хотя бы секреты вашей родины, которая, как я понимаю, опережает нас в развитии в плане технологии.

– Да, это так. Кроме того, наша история старше как минимум на две-три сотни лет, а век короток, многие наши ошибки вы можете просто проскочить мимо, приблизившись к светлому будущему.

Халиф задумался, после чего достал доску с разноцветными кубиками.

– Кей-Анги? Владыка, ты меня удивляешь, я всегда думал, что это недостойный метод прорицания! – удивился Мерлин.

– И зря, совершенно зря! В умелых руках Кей-Анги может дать верный ответ, нужна ювелирная точность, как при изобретении заклинания спонтанного телепорта! – заметил халиф, и кинул кубики на доску. Снял мерки получившейся фигуры, после чего повертел её, и облегчённо вздохнул.

– Луна в чёрном, Солнце в жёлтом, синее захватило четыре кубика, зелёное – ни одного. Идеальный прогноз, дающий надежду на то, что у вас всё получится прекрасно! Не думай, что я перестраховываюсь, но если уж посетило настроение прощупать будущее именно этим способом, нужно идти ему навстречу!

Мерлин кивнул. Как же, он прекрасно помнил этот «Совет Настроения», которому мудро следовали все уважающие себя маги.

– Тридцать первого дня лета мы собираем всех правителей в Подгорном королевстве, будем делать своё предложение. Приходи и ты, Владыка! – сказал напоследок Мерлин. Амон бей Саль согласно кивнул, и поставил турку на плитку, дабы угостить гостя своим собственным рецептом кофе.


Во дворец тана Подгорного королевства сегодня пришли, возможно, все правители Континента. Величественная матриарх Анастензис недоверчиво косилась на соседствовавшего рядом с ней короля Георга, разве что старик Фа и халиф Амон бей Саль были уверенны в себе. Солнце осветило зал совещаний – это, пожалуй, единственная крепость гномов, которая располагалась над горами – когда-то здесь любил править «безумный» король гномов, считающий, что те зря ушли под землю… времена повторяются, и теперь зал был подготовлен для заседания.

Десяток уважаемых пришлецов курировали встречу, и заодно заменяли телохранителей. Магистр Ришелье огласил все условия составленного им Договора.

– Звучит разумно, но что скажете насчёт меня и матриарха? – спросил Георг. – Между нашими народами испокон веков идёт война. Мы сами можем договориться, но сможем ли мы убедить в этом свой народ?

– За это не беспокойтесь, сэр Георг – ответила Никотинна, – На территориях Матриархата мной будет проведена беседа с народом, при поддержке Ришелье, Лорины и наконец Дарвина, он тоже с нами.

– Дурак бы я был, если бы отказался, но как говорится, кто не наполнит горшок до краёв! – ухмыльнулся влад, приглашённый тоже как один из гостей.

– Я уверена, дана Никотинна справится. – сказала матриарх. – Сама Великая  Мать сказала мне, что Никотинна – её длань в этом мире, пока не будет решён сей вопрос.

– Боги в этом вопросе удивительно единодушны… – задумчиво проговорил Георг. – Недавно во сне мне также явилась Серафина, и сказала, чтобы я доверился пришлецам.

– Лига единогласно поддерживает перемирие, и будет прекрасно, если все мы будем идти вместе, а не воевать. – сказал старик Фа. – Чужаки многое сделали для нас, и сейчас же они хотят покончить с многовековыми распрями. Это начало новой эпохи.

– Мудрые слова, я полностью согласен с этим. Пусть пока никто из гостей не изъявил желания поселиться в подводных наших владениях, но Сиш будут рады таким гостям. – сказал Нефритовый Император.

– Знаете, сказали бы мне, что жители подлунного мира смогут помириться, я бы ни за что не поверил… но это случилось при мне. – подытожил тан Лин. – Но в любом соглашении нужны те, кто будут следить за порядком, бесстрастный гарант спокойствия.

– Этим займутся мои маги. – сообщил халиф Амон бей Саль. – Недавно с шаимом Мерлином была проведена беседа, в которой он дал понять, что маги, присутствующие везде, смогут контролировать и мирно улаживать конфликты. Испокон веков мы не влезали в конфликты большой земли, не будем и впредь становиться на чью-то сторону – только лишь на сторону мира.

– От лица гостей… шаимов, пришлецов, чужаков – поднялся Мерлин – Я скажу, что мы клянёмся и дальше служить вам, и улучшать качество жизни, не важно в болотах, горах или лесах. Дайте нам время, и мы отплатим вам за мир новыми изобретениями, свежими решениями, научным и магическим прогрессом.

– Надо сказать, вам уже удалось сделать невероятное… собрать всех нас здесь – улыбнулся Нефритовый Император. Действительно, покровитель Сиш практически не покидал своего подводного дворца, а сейчас же он восседал на кресле рядом с правителями других стран.

– Это надо бы отметить, вы не против? – подал голос один из старост северян. Уж кто-кто, а северяне всегда отличались мирным нравом, и пригласили их сюда для того, чтобы им было не обидно – на далёком севере ни один человек не мог обидеть другого человека, такова уж была природа жителей большой земли по ту сторону Сортилегрийских гор.


31 день лета 1135 года от Основания Империи. Усилиями пришлецов был достигнут целый ряд задач, который привёл к перемирию во всём Мире:

Усилиями даны Никотинны и мэра Сальвании Дарвина была проведена речь о прекращении войны за Деган, а матриарх Анастензис подписала соглашение, в котором земли королевства Деган остаются за людьми, и влады на них больше не претендуют. В свою очередь король Георг, а также Хайтауэр и Ришелье провели работу по искоренению враждебности к владам.

Воистину, в мир пришло спокойствие. Все военные конфликты были улажены, и даже такие опасности как клан Кровавой Ветви, пустынные дикари, огры – отступили или затаились в тени.

Уже к вечеру сего дня было сделано около двух десятков предложений по улучшению жизни в городах, маги Халифата и техноманты Матриархата готовы помочь в этом деле. Завершилась эпоха Бессмертных, началась эпоха Нового Времени.

Нестор отложил в сторону перо, и критически осмотрел запись. Пока всё неплохо, и возможно это станет началом времени, когда не будет конфликтов и бесполезных войн. Впрочем, как бы сказал его начальник, люди всегда найдут повод для драки… и не только люди.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.