Дек 02 2017

Паладин из Нашора-Шарта (главы 3,4)

Глава 3.

Тройка подростков, очутившись в вечернем лесу в грозу, так и не поняла, куда попала.

– Надеюсь, это не неделю? – спросил Грейлан, указывая на грозовые облака. В Нашора-шарте часто случались затяжные грозы, длиной до десяти-двадцати дней.
– Не, в лучшем случае на пару часов, – махнула рукой Люба. – Так, мы кажется в землях Лиги высадились. На юге. Тут давайте осторожнее, местные эльфы могут на нас напасть.
– А из оружия у нас только кулаки Грея, – протянула Аолен, одновременно намекая на то, что юноша забыл взять с собой хоть какую-нибудь дубину.

– Лена, можно тебя попросить?… – спросил Грейлан. Девушка вздохнула, и посмотрела на своих спутников. А затем выругалась.
– Не получится! Нас слишком много! Я пока ещё на кого-то одного умею влиять. Давайте так что ли? Этот домишко выглядит достаточно крепким, чтобы обсохнуть.

Вдали действительно был трактир. Трое продрогших мокрых подростков зашли туда, и огляделись: было достаточно много посетителей: в углу сидели и что-то обсуждали люди в малиновых накидках. С другой стороны – было шумное застолье, третий столик занимал какой-то рыцарь в позолоченных доспехах и грыз яблоки. За двумя дальними сидели какие-то не особо приятные личности. Но размышления трёх путешественников прервал трактирщик.

– Здарова! Всё никак не могу привыкнуть, такие молодые, а уже гуляют вовсю, – ухмыльнулся пожилой человек. – Вам поесть, попить, или ночь переждать? Есть две комнаты!
– И того и другого, и можно без хлеба – ответила Люба. Тут же трактирщик рассмеялся.
– Ну ты даёшь! Ты что, дочка одного из наших? Гостей? Как зовут-то тебя? – потеплевшим тоном спросил он.
– Люба…
– Точно, всё сходится! А меня Алекс зовут, но полностью – Алексей. Алексей Звонарёв! Был искателем приключений, а после того как отправился сюда на пмж, открыл трактирчик, как и мечтал всегда!
«Во дела, сразу же на гостя напоролись. Я тут не причём!» – шепнула Аолен, наткнувшись на красноречивый взгляд Грейлана.
– А меня зовут Аолен, но лучше Лена! – сделала книксен Аолен, вызвав новую порцию одобрительного хохота трактирщика.
– А я… Дориан, – соврал Грейлан, вспоминая предостережение Грациара.
– Случайно не Дориан Грей? – ухмыльнулся Трактирщик, повергнув молодого демона в ступор.  – Ай, не важно, наверное твои тоже зачитывались Оскаром Уайльдом. В общем, для вас, как для почти земляков, я сделаю скидку! Давайте вон туда, там столик освободился… что-то закажете, или я на свой вкус выбираю?
– Полагаемся на ваш мудрый выбор – сказал Грейлан, чем снова доставил старику радость.
«Вот ведь, наши-то уже детишек настругать успели. Ну, за двадцать-то лет почему бы и нет? А всё равно приятно, живём!» – подумал трактирщик.

С тех пор, как Игра завершилась, их осталось всего двести двенадцать человек – игроков, которым было дозволено остаться в Мире. Каким образом их отобрали, так никто и не знал, а расспросы Дарвина (который и написал то самое сообщение) ничего не давали: он умел хранить тайны… либо не знал сам.

Тройка спутников уместилась за столиком, соседним с паладинским. В качестве ужина подали поднос с круглыми булочками и какой-то очень вкусный салат из овощей и сладкого соуса. Пока девушки уплетали салат, Грейлан почувствовал горячий взгляд на спине. Обернувшись, он увидел паладина: теперь тот молча смотрел на него исподлобья.

– Ты так и не определился со своим даром, верно? Бездарный, да ещё и знатного рода. Садись рядом, у меня к тебе предложение есть. Только своим подружкам не говори, засмеют, – прохрипел паладин. Грей тихо развернул стул, оказавшись рядом с паладином.

– Ты хочешь быть хорошим, как ты себе это представляешь. А ты понимаешь, что для вас свой путь? Вы тут как бы местное зло. Так что научился бы пакостям, и получал бы от них удовольствие.
– Как вы догадались?
– Мысли умею читать, по чину положено.
– Не понимаю, как паладин может такое говорить. – удивился Грейлан. – Вы же должны наоборот, стремиться всех отвести к свету своих богов!

Паладин горько усмехнулся.

– Богов? Мой бог – Лиес – долгое время считался создателем мира, покровителем людей, и хранителем Света. Лиес Светозарный, Лиес Благостный, Лиес Златоликий! И что?! Теперь же, когда Империя рухнула, все мы оказались не у дел! Никто больше не курит ладан Светозарному, но в Лиге почитают его как Двуликого, Сумеречного бога обмана. Я – паладин, паладин бога обмана! Хотя всю жизнь считал себя воином света! Где здесь справедливость?!

– Феликс, пьянчуга старый, опять пристаёшь к молодняку?! А ну отстал, а то снова получишь! – раздался сердитый голос трактирщика.
– Да ещё и эти… бывшие бессмертные. У многих из них ещё остались мифриловые нагрудники и топоры с твоей родины. Или руны, которые убивают моментально, стоит только пожелать. А наше время пришло к концу. Мы были важны, когда-то. Теперь же…
– ФЕЛИКС!

Грейлан попытался отсесть от паладина, но тот его остановил.
– Не волнуйся, Алекс, я уже ухожу, – крикнул паладин в сторону стойки, и достал из-за пояса священный символ.
– Возьми эту штуку, может быть хоть тебе она пригодится. Вдруг поладишь с Лиесом, будет тебе «добрый путь», – ухмыльнулся паладин, и пошёл прочь. Его позолоченные доспехи грустно и устало звенели.

– Кто это был? – спросил Грейлан трактирщика.
– Феликс Ястреб, он когда-то был самым главным паладином Империи, сопровождал нас в Нашора-шарт, а теперь про него все забыли, ну он и спился. А Лиес оставил его уж пять лет как, вот и ходит тенью самого себя. Да он и не против, раз уж тебе свой символ отдал. Для паладина священный символ – это почти как для мага жезл. Даже лучше. Жаль его, ну, что поделать, жизнь и не таких ломает.

Грейлан осмотрел золотой анкх, украшенный хитрым орнаментом. Кое-где была сколота филигрань, половина самоцветов вытащена, возможно самим Феликсом, чтобы расплатиться за что-то. Рукоятка была вся в запёкшейся крови. Символ представлял собой такую же тень своего былого величия, как и сам паладин, его носивший. Но всё же, в этой вещи ещё теплилась жизнь.

– Люба, Лена, вы можете помочь? Как артефакты заряжают? – спросил Грейлан своих спутниц, показывая анкх.
– Символ Лиеса? Серьёзно? Грей… Дориан, если ты реально рассчитываешь докричаться до богов, то боюсь в тебе уже пробился дар глупости… Эргот будет очень рад, – покачала головой Аолен, улыбаясь до ушей.
– Да ну, не смейся, Лен, я знаю как такие артефакты заряжаются! Я видела, как это делают маги Халифата! Нам нужно найти оборудование, без него никуда. Не думаю что тут есть подходящее оборудование…

– Простите что подслушиваю, у нас такое есть в замке! – внезапно сказал один из людей в малиновой накидке. – Конечно бесплатно попользоваться не дадим, но думаю вы сможете нам помочь ответной услугой!
– Я что, я ничего не делала, – сказала Аолен, и уткнулась носом в салат.

– Я Рафаэль, как бы глава останков «Фуллхауса», – кивнул головой человек. – Как ни странно, из всего альянса в Мире разрешили остаться только нам четырём. Правда, крепость уже заброшена, но надеюсь с вашей помощью мы сможем добраться до старых сокровищ. Вообще, это веселее чем было при рейдах! Штурмовать свой собственный замок! Заросший сорняками и заселённый тварями!  Как Шепард ушёл со всеми, ему и в голову не пришло, что пароли от замка ещё когда-то пригодятся.
– Не думаю, что мы сможем вам помочь чем-то, у нас нет оружия, – сказал Грей. Рафаэль усмехнулся.
– Не волнуйтесь, достанем что-нибудь! Тебе бы рапиру, думаю с молотом проблемы возникнут. А твоим подружкам можно и руны предложить… или вы предпочитаете луки?
– А я умею стрелять из лука! – сообщила Люба. – Правда, в небо. Но всегда попадаю в землю.
– Тогда давай ты займёшься лечением? – улыбнулся спутник Рафаэля. – У меня есть руна, академическая, да ещё и облегчённая. Сам делал! Эффект как от «реаниматора», а ману пьёт по чуть-чуть.
– Завтра на заре отправляемся, тут недалеко. Переночуете здесь же, у старика Алекса хорошие номера. Совсем как у нас на родине! Даже сантехнику провёл, золотые руки!

На том и порешили. Хотя Грейлана явно что-то беспокоило во всём этом деле, но он не понимал что.


Утром демоны и участники Фуллхауса собрались, и пришли к большому замку. Он действительно был заброшен: сады заросли травами, и стали походить на джунгли. Из домов доносились стоны и скрежет: голодные охранные амулеты требовали пищи, и бродили по пустым помещениям серебристыми тенями. Ворота были открыты настежь.

Механики Игры больше не работали, и теперь гильдейский замок был ничем не лучше старых подземелий.

– Вы первые, мы вас прикроем, – сказал Рафаэль. Грейлан, держа наизготове рапиру, двинулся вперёд, следом за ним – Аолен и Люба. Из кустов вылезло странное существо, но реакция молодого демона оказалась молниеносной – и полёт странной зубастой твари оборвался.
– Ого, тут снова скратчи завелись. Давно их не было… – пробормотал другой спутник Рафаэля, низкорослый и кучерявый. – Дориан, а ты молодец! Реакция класс! Если не ошибаюсь, оружейка должна быть внутри, на минус первом этаже. Давайте туда.

Дальше оказалось ещё хуже – оружейная палата охранялась несколькими големами в мифриловых латах – и пробить их было не под силу тонкой рапире, или огненным шарам. Но команда в малиновом смогла справиться с охраной.
– А вот и стол! Заряжайте свою цацку, мы пока покараулим снаружи, – махнул рукой Рафаэль, указывая на круглый стол, с кристаллами на нём. Грейлан положил анкх на импровизированную подставку, а Люба произнёсла пару формул, которые были написаны здесь же, в памятке. Тут же кристаллы засветились, а священный знак стал наливаться силой.

Внезапно дверь закрылась. Звук щелчка, в зале сразу стало темно.
– Эй, что за дела?! – крикнула Аолен, подёргав дверь; она конечно была заперта. – Выпустите нас!

– Потом как-нибудь, когда обчистим замок. Если вспомним конечно, – раздался голос Рафаэля. В ответ Аолен выкинула вперёд руну, и огненный шар врезался в дверь. Никакого эффекта. Чары «Негорючести», которые делают невозможным устроить в здании пожар, были наложены и на замок «Фуллхауса». Некогда самый могучий альянс Игры позаботился о том, чтобы их замок был самым неприступным. В том числе и изнутри.

– Люба, у тебя есть реагенты для портала? – спросил Грей. Девушка молча развела руками.
– Простите пожалуйста, я их в таверне оставила… думала не понадобятся, а то весят много. О, артефакт зарядился! Может попробуем воспользоваться им?

Грейлан подбежал к столу с символом Лиеса, но тот выглядел по-старому. Магические потоки лениво плавали вокруг символа, но активировать артефакт не могли.
– И что теперь с ним делать? Ждать пока Лиес на нас обратит внимание? Лена, можешь поделиться удачей?

Аолен сверкнула глазами в сторону юноши, но ничего не случилось. Артефакт признаков жизни не подал, и идей никаких не появилось.

– Кстати, а вы не думали, что это грабители? – тихим голосом спросила Люба. – Их накидки были малиновыми, а вот герб замка.

На стене действительно висел герб альянса: щит, половина красная, половина чёрная, в центре – зелёный круг. И семь гербов состоящих в альянсе гильдий. Ни одна гильдия не имела в своих цветах малинового.

– Сейчас я заставлю их выйти… – зло пообещал Грейлан, и сжал лезвие рапиры. Старая магия демонов, грубая, мрачная, доступная любому уроженцу Нашора-шарта.

Из ладони потекла кровь, а сам Грейлан сосредоточился на чувстве силы, переполняющей его – тогда он подошёл к двери, и нанёс ей сокрушающий удар плечом.

Дверь вылетела, гулко грохнув заклинанием. Всё же, магия крови демонов оказалась сильнее чар нерушимости, рассчитанной преимущественно на «человеческие» действия.

– Грей, это была отличная идея, но пожалуйста, больше не надо так, мне было страшно за тебя, – сказала Люба, залечивая рану на ладони и ушибленное плечо. Юноша махнул рукой. Короткая вспышка невероятной силы прошла.
– Они наверное дальше по коридору. Обычно центр крепости там – протянула руку девушка в сторону длинного заросшего коридора, усыпанного обломками, и иногда – поломанными охранными големами.


Центральная комната оказалась чистой и красивой, совсем как в старые времена. После активации центрального артефакта отсюда моментально были убраны все сорняки, а мебель самоочистилась от пыли и гнили. На троне главы альянса восседал Рафаэль и блаженно улыбался, рассматривая большой сияющий зелёный 21-гранник – артефакт управления замком.

– Что, выбрались всё-таки, демоновы отродья? – презрительно бросил он. – Мы сразу вас узнали, девчонка точная копия Векоры, а кто мог составить компанию демону кроме другого демона? Валите в свою дыру, а сокровища «Фуллхауса» все будут наши! Ваше дело было сделано, отбросы!

– Зачем мы вам вообще понадобились?! – спросил Грейлан.

– Затем что я ненавижу демонов, Дориан, – ответил новый глава альянса. – Поэтому мне просто захотелось вас замуровать в комнате, пока вы не подохнете, в отместку за те многие часы штурма крепостей князей Нашора-шарта! Но видимо когда я стал главой, все защитные системы просто вышли из строя. Ладно, фиг с вами, Элвис, Канор, Шед, посадите их в темницу, они мне надоели…

Грейлан посмотрел в глаза Рафаэля, надеясь испепелить его изнутри. Похоже, он действительно хотел причинять боль, как и его дед… что бы он сам ни говорил. Но этот самоуверенный человек его довёл до белого каления.

Взгляд серых глаз Грейлана впился в зелёные глаза Рафаэля. Прошла пара секунд…

– Хотя ладно, не надо, – внезапно сказал Рафаэль.
– Ты уверен? Они тебя что, заколдовали? – спросил толстый Шед.
– Не, они не в состоянии, у меня хорошие щиты. Дайте им чего-нибудь, и отпустите пинком под зад. Всё-таки без них мы бы не прошли… главный щит крепости был завязан на присутствие демона, а вероятность что когда-нибудь они сунутся в крепость по доброй воле была слишком мала. Без них ничего не вышло бы, и вы это понимаете.

– Нам ничего не надо. Но зачем вам понадобилось грабить старый замок? – спросил снова Грейлан, не переводя взгляда. Человек в малиновой накидке пожал плечами.
– Когда я был совсем молодым парнем, я увидел местные сокровищницы, и всегда хотел поживиться чем-нибудь. Вот только сейчас я понял, что это была плохая идея… пусть альянса нет, но грабить его всё равно нехорошо. Так, пошли все отсюда. Замок, слушай мою команду! Когда мы покинем территорию – выполнить команду «Абсолютная очистка», всё имущество и валюту уничтожить.

Уже через час крепость некогда величайшего из альянсов стала обычным пустым замком, в котором не осталось ничего, чем можно было бы поживиться другим расхитителям старых сокровищ. А замковый артефакт был разбит в мелкие осколки.


Вечером вся группа сидела за столом в трактире. Главаря было не узнать – он весь поник.

– Вы уж простите что я так с вами обошёлся, не должен был я вымещать зла на вас. Сам виноват, да и потом, я же тогда просто играл, а вы сейчас живые. Я не должен становиться убийцей. Дориан, ты же вроде как паладин, так? Ну, в смысле, у тебя же есть связь с богами. Я видел у тебя ту священную штуку. Не буду спрашивать, что тебя свело с отпрыском Векоры, но я точно узнал в этом символ Лиеса.
– Не совсем… – замялся молодой демон, – да и символ поломан…
– Пусть Лиес не Серафина, но всё-таки, благослови нас, и мы пойдём с миром.

Грейлан, никогда до этого не имевший дела с религией материка, под сдавленный хохот подружек, провёл над грабителями символом, и торжественно изрёк: «Пусть Лиес не наказывает вас за ваши проступки»

Дождавшись, когда люди покинули трактир, Аолен впала в истерический смех.
– Ох, не могу! Ахахах, Грей, паладин! Ну ты даёшь!!! Даже Грациар такого не отмочил бы!!! Хахахахах!!!

Люба присоединилась к веселью, а сам Грейлан почувствовал, что в чём-то они и правы… по крайней мере, сейчас он был одним из «патентованных добряков», рыцарей света, и это было хорошо. С той же мыслью он и заснул в своей комнате.

Глава 4.

Сон, который снился Грейлану, выглядел необычно: большой колодец, обитый досками красного дерева, и миллионы мелких ящичков. Посредине колодца стоял столик, за котором сидел приятного вида человек в чёрной кожаной куртке с металлическими вставками.

– Чего стоишь, присаживайся… – сказал тот странный человек, и Грейлан сел перед ним на соседнее кресло.
– Смотри какая картина нарисовалась занятная, ты же самопровозгласился моим паладином, – почти обиженно заявил человек.
– Это они меня назвали так, я тут не при чём… великий Лиес. – ответил Грейлан.
– Угу. Великий. Пара лет существования как золотое пугало, и только теперь дали вздохнуть спокойно, как свалился на мою голову молодой и глупый демонёныш… да ещё и «босс» наш уговорил, возьми да возьми в паладины! Спихнуть бы тебя Иаалу, но боюсь это будет не то. Ты ж у нас добрый.
– И что мне делать?
– Ничего, просто живи. Я тебя научу своим трюкам, сделаю всё, чтобы твоя тёмная сущность не проросла дальше. Ты же до сих пор считаешь себя бездарным?

Грейлан испугался, помещение наполнилось туманом. Он уже не видел ничего, но знал, что Лиес всё ещё тут.
– Я не хочу приносить боль!
– А придётся.

Слова вылетали причудливыми вензелями, и ползали в тумане как гусеницы. Наконец, ещё одна смена декораций – и вот Грейлан идёт, в золотых латах, а рядом с ним – Эргот с гривой золотых волос. Но юноша знал, что это всё тот же Лиес.
– От себя не убежишь, но ты можешь всё повернуть по-своему, – сказал Лиес. – Ты пока этого не знаешь, но ты уже пошёл по своему пути, и это… хорошо.
– Не может быть всё так хорошо. Что тебе нужно от меня?
– Что мне нужно?..

Снова смена декораций, Грейлан изо всех сил пытался восстановить контакт с Двуликим и не вывалиться из сна.

– У меня есть время для того, чтобы спросить тебя. Я запомню всё, – сказал твёрдо Грейлан, зачем-то выставляя перед собой священный символ Лиеса.
– Спрашивай, – ответил символ.
– Какую цену ты запросишь за помощь?!
– Ты не поймёшь. Но тебе понравится. А вот твоему деду нет…


Грейлан проснулся на рассвете. Аолен рассматривала большую горстку денег на столе, а Люба – странный духовой инструмент, напоминавший мешок с трубами.

– Пока ты спал, я успела сделать нас богатыми, – сообщила Аолен, указывая на стол – Тут отвратительно играют в карты, мне даже не пришлось прибегать к своим силам. Ну, скажем так, почти.
– А это у тебя что такое, Люб? – спросил Грейлан, указывая на мешок.
– «Волынка», инструмент такой музыкальный. Правда у нас на ней никто играть не умеет, а у меня вышло! Надо просто дуть посильнее вот сюда, и всё будет здорово! – Люба набрала воздуха, и дунула: тут же мешок «заголосил» сотней гусей, и Грей истерически рассмеялся: с такой штукой никакие разбойники не страшны, убегут сразу же от первых звуков!

– Напрасно смеёшься, вчера у Любы получилось очень хорошо исполнить эту свою любимую песенку, – сердито бросила Аолен, – Иначе ей бы эту штуковину не подарили.
– А я… – начал было юноша, но понял, что лучше пока не болтать, – …я думаю, когда мы пойдём дальше? И куда главное?
– Наверное сейчас, и в Белые Стены! А оттуда – экспрессом до Лицея Матриархата. От Стен до Дегана на летающих колесницах, от границы Дегана – на дирижабле!

– А может в Лиге останемся? Тут есть… храмы Лиеса? – предположил юноша.
– Слушай, ты что, в самом деле хочешь стать паладином? – спросила Аолен. – Ну, твоя воля. Люба?
– Лиесу тут давно никто не строит храмов, это надо в Гиблую Степь, там может найдётся что… но это не то будет. Там всё отравлено чёрной магией, – сказала Люба, – Хотя жрецов ещё можно найти, среди людей, которые были бандитами при Империи. В Лиге они оставили своё ремесло и зажили мирно, не таясь никого.
– Решено, тогда сначала попробуем поискать жрецов в Лиге! А там будем действовать по обстоятельствам. – подытожил Грейлан.


Расплатившись с трактирщиком, тройка путешественников вышла в сторону Белых Стен. Города, в центре которого росло мировое древо, и где обитали главы Лиги Братьев.

Юноша тайком осматривал символ, презентованный ему  старым паладином. Тот заметно посветлел, и уже казался старинной реликвией, а не просто останками своего былого величия. По дороге Люба вовсю пыталась играть на своём инструменте, и как ни странно, у неё прекрасно получалось! А когда она исполнила довольно сносную весёлую песенку перед караванщиками, им разрешили не платить за проезд.

Устав от музыки, Грейлан снова провалился в сон… но ненадолго.

– Эй, гоните золото! – раздался голос снаружи. Банда сурового вида людей уже стреножила коней, и грабила пассажиров каравана. Их лица были вымазаны белой краской, а волосы – наоборот, чем-то чёрным. Но при ближайшем рассмотрении, юноша увидел что это в самом деле люди с белой кожей и чёрными волосами.
– Именем Лиеса, остановитесь! – крикнул юноша, выставляя вперёд золотой символ. По крайней мере так должен был поступить паладин Лиеса, как ему казалось. Один из разбойников ухмыльнулся, и прищурил свои фиолетовые глаза.
– Лиес нам не указ, выродок. Его паства уже давно греет задницы в тёплых домах, мы же – вольные пташки! Лучше отдай мне эту штуку, и будет тебе спинка кошки под рукой вместо холодного мха под головой!

Грейлан не знал, что в этих случаях делать, поэтому он достал рапиру, и проткнул ей бандита. Лезвие вошло в него, как нож в масло, брызнула кровь. Бандит упал, не сказав ни слова, только простонав. Увидев, что одного из них убили, остальные набросились на Грейлана, но их реакция уступала реакции молодого демона. Да и сам Грей не понимал, откуда в нём эта скорость и спокойствие. Раз за разом он отбивал удары и наносил ответные. Через некоторое время вся банда полегла.

– Не думал что «грабить корованы» ещё актуальное занятие, – проворчал один из караванщиков. – И что дёрнуло владов напасть на нас?!
– Владов? Это не влады, они притворились ими, чтобы выжившие запомнили, что на караван напали подданные Матриарха! Смотрите, у них белые шейные платки! – возразил кто-то из пассажиров.
– Мда. Жуткая халтура… Эй, фехтовальщик, поможешь похоронить бандитов, можешь взять с них всё, что тебе захочется, – бросил караванщик. Грейлан пошёл помогать стаскивать павших в бою неудачливых бандитов.

– Вообще это не бандиты были, – внезапно сказал караванщик. – С тех пор как Лига приняла нас к себе, почти все караваны сопровождаются настоящими бандитами, чтобы в случае чего – отговорить. Но тут они даже Двуликого не уважают! Это не наши. Нужно будет поставить этот вопрос перед нашими. А ты парниш не промах оказался… и кто тебя посвятил в паладины?
– Не важно, но мне нужно просто достигнуть Белых Стен, если там есть жрецы Лиеса. – ответствовал Грейлан.
– Жрецы и поближе есть, в Зарфолде. Там обосновался… этот, как его… ну, Сверкающий Джек! В прошлом фальшивомонетчик, сейчас – один из самых уважаемых жрецов. А, до меня дошло кажется! Тебя это, сам Лиес отметил? – внезапно хлопнул по лбу себя собеседник.
– Что-то типа того. Меня уж точно никто не спрашивал, – проворчал Грейлан. – Ну, пойдём назад?
– Подожди. Такие ребятишки как ты, они ж на вес золота! В общем, возьми вот эту пуговицу, и положи в карман. Кто в курсе, тот поймёт, поможет.

Караванщик достал из кармана большую и лёгкую пуговицу, с виду – золотую, но её вес легко выдал подделку.

До Зарфолда тройка путешественников доехала без последствий, а караван поехал дальше.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.