Ноя 27 2017

Рейд на Менестреля

За последние несколько недель многие его видели, Менестреля. Трёхметровый эльф изящного телосложения, словно из другого мира, с более «каноничными» эльфами. Одетый в простой кожаный плащ, на плече – скрипка, которая никогда не умолкает.

У него не было имени, он был просто Менестрель. И он был определённо мастером своего дела, вот только горе тому, кто попадал под действие его музыки. После прихода Менестреля оставались пустые деревни, гибли даже мухи над мусорными кучами. А приходил он всегда внезапно, и так же внезапно пропадал.

Лига, Матриархат, Халифат, уже понесли потери от Менестреля, но бессмертные отмахивались от этого.  Подумаешь, неудобство! Продать хлам можно и в соседней деревне, как и задания получить. Пока однажды не случилось то, что должно было случиться.

Менестрель пришёл в замок общины «Аметисты», где был уничтожен весь персонал замка, и побеждены все восемьдесят находившихся в тот момент в замке игроков. Кроме того, как оказалось, у всех у них было мощнейшее истощение маны, и на несколько дней «интеллектуалы» стали просто бесполезны – энергия не восстанавливалась ничем. Выведенные из строя бессмертные пытались как-то компенсировать свою бесполезность «мирными» работами, но все рейды целого альянса были сорваны; «Аметисты» поставляли лекарей всему своему альянсу, который устроил «разделение обязанностей».

Услышав об этом на собрании альянса «Фуллхаус», главы гильдий забеспокоились: если Менестрель взялся за игроков, то теперь никто не в безопасности. Шутка ли, одним вредным эльфом были сорваны четыре рейда на этой неделе?!

– Надо уничтожить Менестреля, пока он не парализовал наши кланы! – распинался глава альянса, Шепард. Суровый воин-техномант, почти точная копия одноимённого героя из другой известной игры. – В нашем распоряжении до трёхсот игроков одновременно, из них проходят третий рейдовый уровень двести одиннадцать. Учитывая, что самый сложный босс проносится в пятьдесят рыл, нас хватит. На всякий случай, захватим с собой наёмников.
– Две сотни игроков не жирно? – поинтересовалась Москвичка, глава «Аметистов». – Сотни за глаза.

– Минус те, кто оффлайн, минус те, кто не сможет весь день потратить на ожидания, минус те, кому просто влом… хотя последних можно просто выкинуть из гильдий… нас останется около пятидесяти. Поэтому нам ещё надо подмогу взять из других альянсов. – перебил Шепард. – Катюх, что там говорят «братки»?
– Альянс «Братва» готов выделить нам тридцать бойцов и четырнадцать саппортов. – ответствовала зеленогривая эльфийка, изображавшая шаманку студентка из Саратова. Девушка училась на психолога, поэтому её часто посылали на переговоры с другими альянсами.
– Сойдёт. Кто-нибудь говорил с местными?

Тишина.

– Так, я не понял! Почему с местными наёмниками не договорились?!
– Так это, боятся они, – ответил смущённо Рональдиньё, советник «Шарконов» по найму персонала. – Говорят, вы не помогали нам, так что же мы должны вам помочь. Квест выдали, вот!

Посмотрев в эфир, многие захихикали:

– Может ещё кого попросим помочь? Дарвина того же? Или Мерлина, они оба свои парни! – раздался голос откуда-то с задних рядов.
– Дарвин отказался, тоже говорит, это наши проблемы. Мерлин не может, они там у себя в университете чем-то очень важным заняты. Надеюсь бирушами, которые защитят этот мир от эльфа-психопата в случае нашего поражения.
– А если Нестора потормошить? Ну, который бывший секретарь имперский.
– Уже тормошили, направил нас прямиком к первожрецу Лиеса, мол, только с божественной помощью можно получить шанс на победу.
– А если… в другом направлении, э-э… обратиться?
– Уже. Я тут столкнулся с Векорой, попросил помочь. Она сказала, что демоны вмешиваться в это не будут, это скучно. А к Огразору идти стрёмно, он пока ещё ни с кем не был дружелюбен.

– Хомяки беременные, и ходють и ходють! Нет шоб дельное что-то сказать, впустую языком мелют! – раздалось ворчание откуда-то сзади.
– Кто пустил прислугу?! – зарычал Шепард, и ударил кулаком по столу.
– Да нихто не пускал, я сама пришла. Работа у меня такая, – уборщица Баба Зина была дурацкой шуткой замкового казначея. Соскучившись по старым временам, он потратил кучу денег на подобных персонажей: Баба Зина мыла полы и материла игроков. Тётя Зоя  – была доброй поварихой, и кормила бесплатными пирожками (правда, для игроков серьёзных пирожки были на зубок). Сторож Степаныч предлагал выпить по стопочке каждому встречному, и рассказывал о своей нелёгкой службе на фронте (хотя представить его в армии Империи или Матриархата было сложно). А бумажной работой заведовала сухая и чопорная Тамара Никифоровна, жуткая канцелярская крыса и бюрократ, достойная хранительница традиций имперских чинуш. Правда, в документах был идеальный порядок. «Вишенкой на торте» была красавица Людмила Сенчина, которая просто устраивала концерты, мастерски подражая своему знаменитому оригиналу. Хотя её и хотели уволить, как-никак послушать музыку можно и посовременнее, а оклад у девушки был высокий. Но казначей пригрозил, что сменит пароль и уйдёт из альянса, если его Людмилу кто-то тронет. А лучше – наймёт на всю сумму из казны копии современных «поп-звёзд», и заставит их петь своими голосами свои хиты. После этой страшной угрозы, цифровую компанию казначея больше никто не трогал. Если так подумать, та же «Золушка» куда более музыкальна чем «Долбанутая любоФФь».

– Может ты нам поможешь, Зина? – спросил ехидно Шепард. Старушка поправила платок, и отставила швабру.
– Да чо тут помогать-то? Вона, Нюркин хахаль ка-ак напьётся, возьмёт свою… эту… хволынку, и давай дудеть! Кошка из окна самоубилась! От она, сила искусства!

По залу прошли смешки.
– О ком она говорит-то? Что за э… хахаль? – поинтересовался глава дома «Сакура», военачальник Конфетций.
– Да это в программу заложено, что слышит, то и перевирает, – отмахнулся Шепард. – В прошлый раз «Нюркин хахаль» был кулинаром и приготовил суп с «кыросином».
– Та не брешу я! Чичас позову его. МАКАР, ИДИ СЮДА КОЗЁЛ СТАРЫЙ!

Шепард скривился, подивившись вокальным данным уборщицы. Через некоторое время в помещение пришёл пропитый мужичок, типа «рабочий деревенского гайкозакручивательного завода на пенсии».
«Переставлю пароли на сейфы, и уволю казначея со всем его балаганом, бесит уже…» – устало подумал воитель, оглядывая неказистую фигуру.

– Вот он, полюбуйтесь, даж трезвый! – заявила баба Зина, и продолжила мыть полы. – Да куда ж ты! По помытому!
– Чаго надо? – поинтересовался мужичок.
– Пойди к Барину, скажи чтобы завязывал себе собутыльников клепать. – проворчал глава альянса. – Или может ты знаешь, как Менестреля убить?
– А чож не знаю, знаю! – ответил Макар. Всё внимание было приковано к нему.

– Значитца, надобно вот что сделать, товарищи. Как мы в двенадцатом году французов гнали, так и его будем гнать. Зимы дождёмся, а потом он и сам уберётся отседова.
– Какие французы, тебе ж не двести лет. – простонал Шепард, но потом всё понял. Достал из бара бутылку гномской браги, специально для местных, из «любителей экстрима». Залпом выпив бутылку на пять порций, Макар крякнул, и сообщил:

– Вам этот… Лиес нужон. Он хороший, сильнющщий!
– И как, по-твоему, его вызвать? Ты вообще не жрец, ты какой-то левый алкаш, который появился тут по прихоти казначея!
– Но-но! От щас как позову!
– Если позовёшь, я тебе бочку «Трандертвейста» подкачу! А нет – уволю, – ухмыльнулся Шепард.
– И пиджак! С кармана́ми! – добавил Макар. После чего, получив одобрение, заорал:
– Лиес, подь сюды, тут помощь твоей светлости нужна!

Раздался грохот, и все присутствующие были на некоторое время ослеплены.
– Зачем вы призвали меня? – прогремел мощный голос, который сделал бы честь любому оперному певцу. Когда зрение пришло в норму, все заседавшие на собрании увидели Лиеса Светоносного, в образе трёхметрового рыцаря в золотых доспехах, с двуручным мечом, и сияющим нимбом над головой. Представители гильдий резко поникли: не каждый день в замке появляется покровитель Империи, да ещё в таком виде.

– Тут им помощь нужна твоя, подсобишь? – Макар совершенно не испугался сияющего гостя. То ли потому что уже часто видел его, то ли потому что интеллектом не блистал с рождения.

– Мы благодарны вам, великий Лиес, за то, что вы пришли сюда. – поклонился Шепард. – Вы, несомненно, знаете, про Менестреля, и мы хотим устранить его. Вы поможете нам в этом важном задании?

Лиес нахмурился.

– Менестрель – силён, но я сильнее. Однако я не должен вмешиваться в ваши дела напрямую. Но если вы соберёте большую армию, то я помогу вам справиться с демоном музыки.
– Простите, вы сказали «демоном»? Он пришёл из Нашора-Шарта?
– Нет! Он гораздо могущественнее демонов. Завтра на заре Менестрель появится в Укрытии Годены, вы должны быть в центре города.

После очередной вспышки, божество исчезло.  Макар стоял довольный, как кот после сметаны.
– У кого я могу получить свою награду? – ухмыльнулся он. Шепард кивнул в сторону гильдейского банка, и старичок бодро зашагал в его направлении. Предупредив банкира о займе, глава альянса стал рассылать приглашения всем, кто был в сети. До рассвета оставалось три часа, надо было успеть собраться со всего мира.


Укрытие Годены было довольно безопасным местом, даже после того как Империя пала. Эту территорию довольно быстро отвоевала армия Дегана, и привела к более-менее жилому виду. Многих удивило, что в крошечный городок пришла пара сотен бессмертных. Даже наёмники пришли, поскольку узнав о покровительстве Лиеса (а точнее Лиеса Двуликого, которому большинство и поклонялось), они без колебаний согласились на эту схватку.

Но и местные были просто в шоке, когда увидели возглавлявшего армию Лиеса Светоносного, сияющего так ярко, что казалось, будто солнце стало тускнее

– Менестрель скоро придёт, я чувствую это, – прищурился Лиес. – Пусть ваши барды приготовятся к игре. Это будет сложно, нужна импровизация. Если сможете переиграть Менестреля – тогда победите его. Вспомните все музыкальные произведения, что знаете!

Оркестр из двадцати бардов, вооруженных всеми инструментами, и поддерживающие их маги с кристаллами-аккумуляторами от техномантов, всё это должно было дать возможность играть музыку не меньше тридцати минут. Небывалой длительности должен был получиться концерт.

– Шаманы готовы? Нужно закрепить Астрал.

Пятеро шаманов, обученных особому заклинанию, уже впали в транс, и их духи захватили большую область. Внезапно удивились местные «сталкеры», которым не пришлось блуждать по астральной стороне Гиблой степи, банши запели свои песни от недовольства.

– Бойцы?

Наёмники и бессмертные подготовились к нападению, и уже закончили пить зелья, и развешивать на себя и других самые лучшие рейдовые заклинания.

Наконец, воздух наэлектризовался, и на небе появились тучи.

«Но есть на свете ветер перемен, он прилетит, прогнав ветра измен…»

Под нежную музыку из старого фильма про Мэри Поппинс поднялся ураган. Многие заметили, что ураган каким-то образом сжигал время действия эффектов заклинаний.

«Льётся музыка музыка музыка, то печаля а то веселя,
Кто-то вечно играет на дудочке, под которую кружит земля,
Кружит музыка музыка музыка, и во век не устанет кружить,
Бесконечная вечная мудрая, от которой так хочется жить…»

– Вы что танцуете? – рявкнул Шепард. В войске поднялась паника, никто ничего не мог поделать, все танцевали помимо своей воли. Лиес махнул рукой, и вспышка света не только уничтожила всю мелкую нечисть вокруг, но и сбросила маскировку с главного противника.

В двадцати шагах от рейда стоял Менестрель, как и всегда, со своей скрипкой. Ветер развевал его длинные волосы,  а вокруг него уже собрался хоровод призраков. Десятиметровая фигура была видна отовсюду.

«Всё недоброе, ложное смутное, развенчать и развеять спеша,
Льётся музыка музыка музыка, от которой светлеет душа!»
– пропел жрец, под музыку отряда бардов. После этого, танцы прекратились, и бойцы двинулись на противника.

– Вижу, вы поняли принцип борьбы с Менестрелем, – улыбнулся Лиес. – Мне нужна сила моих жрецов. Выведи всех их из боя, они потеряют свою силу в этом бою.
– Вы уверены? Это правда необходимо? – удивился Шепард. После появления своего покровителя, почти все жрецы отправились на этот бой – кто по идеологическим причинам, кто просто ради скачка в развитии, обещанного участникам. Лиес красноречиво посмотрел на Шепарда, и тот застрочил в эфир предупреждение. Один за другим жрецы собирались вокруг сияющей фигуры Двуликого в своей светлой ипостаси.

«Раз труляля и траляля решили вздуть друг дружку,
Из-за того что траляля испортил погремушку…»

– «Босс, тут все кругом стали врагами!» «Что делать, я уже пару наших укокошил!» – раздались вопли в эфире. Да и сам Шепард увидел, как все игроки поменяли цвет, и стали определяться как враги. Не то, чтобы это сильно смущало, но многие способности, рассчитанные на площадь, наносили урон своим же.

«Но ворон чёрный будто ночь, на них слетел во мраке,
Герои убежали прочь, совсем забыв о драке»
– ответил оркестр.

Восприятие исправилось, но небо почернело, и сверху спустился огромный чёрный ворон, который тут же внёс сумятицу в сражение. Зато красные маркеры вновь окрасились в зелёные и синие цвета. Пришлось отделить небольшую группу магов и лучников для борьбы с вороном-гигантом.

Наконец, справившись с вороном, продолжили бить Менестреля. Но он затянул музыку, известную по «Незнайке на Луне»… и после этого здоровье вояк стало быстро падать, у всех сразу. Именно так Менестрель и справлялся с городами.

Это было бы поражение, но тут Лиес протянул руки в сторону Менестреля, и направил ослепительно белый луч.

Музыка прервалась, и чтобы справиться, противник был вынужден повторить жест Светоносного. Эффектный жест широкой дланью – и белый луч медленно отодвигался лучом лазурным.

– Я не смогу долго задержать его, опустошите его запасы сил! – прорычал Лиес, краснея от напряжения. – Жрецы будут жить ещё пять минут, после чего я потеряю контроль!

Армия нападала на Менестреля, а маги откачивали его ману в опустевшие аккумуляторы. Вдруг раздался хлопок. Ещё один, и ещё…

– «Это что такое, у меня панель веры пропала!» «И у меня!» — возмущались жрецы.
– Я вам про это и говорил! Если вы не остановите его, то наша связь порвётся, навсегда!

Осознав перспективу остаться не у дел, жрецы запаниковали. Шутка ли, многие из них были уважаемыми лекарями и могущественной группой поддержки! И кто они будут без своих способностей?!

Вдруг лазурный луч ускорился, и ударил Лиеса. По миру пронёсся вопль ужаса от всех жрецов Светоносного, вмиг потерявших свою силу. Светозарный великан медленно опустился на землю.

– Я… больше не могу. Дальше без меня. Простите меня… – простонал он, и истаял золотым сиянием.

КТО был Менестрель, если он уделал самого Лиеса?!

Армия медленно таяла, из-за действия музыки противника, и отсутствия половины лекарей. Это был провал. ЧТО вообще нужно сделать, чтобы уничтожить эту музыкальную тварь?!

«За день мы устали очень,
Скажем всем спокойной ночи,
Глазки закрывай
Баю-бай»

Игроки стали выпадать из сети со странной ошибкой «Спящий режим», наёмники – ложились на землю, мгновенно засыпая. Наконец, на поле осталось только двое – исполин Менестрель и Шепард.

Менестрель медленно уменьшался в размере, и подойдя к лидеру альянса, сравнялся с ним в росте.

–  Ты убьёшь меня? – спросил Шепард. Менестрель улыбнулся своей извечной улыбкой, и покачал головой.
– Это всего лишь игра. Такая же игра, как и для вас, – ответил он. – Просто я выиграл. А вам нужно было понять, что вы не такие уж и всесильные. Помолчи, просто послушай.

Менестрель провёл смычком по скрипке, и вывел нежнейшую мелодию, под которую небо расчистилось, а посреди города стали появляться ошеломлённые горожане. Впервые за историю появления странного эльфа, он играл мелодию жизни.

Менестрель взял свою скрипку, и двинулся дальше, растворяясь в воздухе. Звуки прекраснейшей из мелодий всё ещё звучали эхом в окресностях Укрытия Годены.

– «Шеф, ты в порядке? Что это вообще было?» – спросил кто-то в эфире.
– Нас уделали. Самый сильный альянс. По всем параметрам, – только и смог ответить Шепард.


– Ну что, наигрался? – спросил человек в белом Менестреля. – И прими пожалуйста свой настоящий облик.
– Да, это было забавно. Хотя они не смогли стать мне соперниками. – ответил Менестрель.
— Конечно! Ты сам пару ошибок допустил — хмыкнул собеседник. — Во-первых, решил поставить их на рельсы своего сценария… ну да, это не ролёвка, игроки всё делают по чёткой тактике, но откуда они могли знать, что Менестреля может уделать только этот самый «хахаль»? Во-вторых, у тебя персонаж получился имбалансный, раз даже Лиеса уделал, куда там игрокам, они ж даже нашу пацифистку Природу до сих пор не сразили. Спасибо что хотя бы взял репертуар из того что они могли слушать, взял бы чего из своего любимого — они бы на первом же куплете не знали что делать. Попробовал бы что ли сначала поговорить с нашими рейд-боссами, они бы тебе рассказали как это грамотнее обставить.

– Попробую попозже как-нибудь. Как там Лиес кстати?
– Сердится, что ты использовал его образ и его жрецов для этого спектакля. Теперь изображает профессионального симулянта. Но скоро успокоится. А вот по лекарям ты перекос устроил большой. До завтрашнего дня ребята ведь  будут твёрдо уверены что навсегда потеряли свои силы!

Менестрель виновато улыбнулся.

– Ну, может быть до них дойдёт, что штраф временный? Потерпят как-нибудь до полуночи, а там вновь восстановятся.
– Всё равно. Хотя… это было здорово. Жаль что до них так и не дошло взять с собой Макара.
– Да они вообще не умеют играть по сценарию. С ролевиками проще… В следующий раз, я к ним и отправлюсь.
– Что, опять в виде мирового босса?
– Не, это уже не интересно, у меня другой план!


В приёмной альянса «Хвост феи», эльф-писарь принимал молодого человека. Судя по всему, основная специализация человека была музыка, за спиной он держал красивую скрипку. Проведя собеседование, эльф сказал:

– …твоя приверженность Миру радует, ты принят. В какую из гильдий тебе было бы комфортно вступить? Средиземье? Азерот? Вестерос? Хогвартс?..

– Давайте наверное в центральную. Я везде найду себе друзей! – ответил новичок, и закончил записывать свою анкету в гроссбух. Прочитав её, писарь одобрительно кивнул, и сделал знак пройти в здание.

Альянс так и не узнал, что приютил у себя под видом игрока одного из Предтеч.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.