Фев 14 2018

Рождение цивилизации: часть 1.

Наш выводок всегда отличался от прочих. Мы были слабыми. Мы были уродами.  Почти двадцать зим прошло, как мы открыли глаза, и всё чаще чьи-то глаза больше не открывались. Нашу мать прогнали из стаи. Но мы выжили…

Глава 1.

Седогривая гноллиха вошла в землянку, приволочив нескольких зайцев. Ей уже было не по силам носить больше, старость у гноллов наступает быстро – редкий из них доживал до сорока лет. А ей было уже пятьдесят три.

Щенки помладше подбежали к своей кормилице, бережно взяли тушки зверьков и стали ловко свежевать. Старшая дочь зажгла огонь, сначала накормили уставшую мать, потом по кусочку съели младшие, оставшееся доели старшие. Скоро придут трое сынов-охотников, последних из Первого Выводка, может быть они принесут что-то съедобное.

Далеко не так жили гноллы, дикие волкообразные существа. Но Тыл и её муж были первыми, кто под угрозой смерти потомства преступил запрет старейших – и обратил свой взор на Стаи Проклятых, или же Тау. Так называли гноллы людей, что жили в одном лесу с ними. Говорят, когда-то боги разгневались на этих существ и отправили их жить в эти земли, где каждую зиму земля покрывается снегом до холки взрослой рыси.

Тау разводили пугливых зверей, им было лень охотиться. Иногда гноллы ходили охотиться на зверей Проклятых, но редко это удавалось. У них не было шерсти, и они строили громоздкие жилища, чтобы переживать зиму. Их зубы и когти никуда не годились, и им приходилось делать себе оружие и призывать на помощь духов-покровителей. Их презирали все племена гноллов, и было наказано старейшими: тот, кто уподобится Проклятым, сам покроет себя тенью Проклятия.

Но у Тыл и Раха не было выбора – они напали на передвижной дом Тау, и взяли оттуда всё что смогли унести. Трое щенков погибли от болезни, но остальные семнадцать выжили. Это не ушло от взглядов старейшин, и пришлось бежать. Рах погиб от когтей своих соплеменников, но Тыл и  потомство сбежали сюда. Когда-то в этой землянке жила заклинательница духов, но боги забрали её – а землянка осталась.

В этой землянке и жили восемнадцать гноллов. Они не могли вернуться назад, ведь все они, как один, были к тому же уродливы – их морды походили на морды собак, что охраняли стада Тау от диких зверей. Говорят, старый отец Рах полюбил некрасивую мать Тыл только за её доброе сердце.

Сейчас старшим из первого выводка было двадцать, они должны были получить благословение духов стаи ещё пять зим назад, но никто из них не рискнул отправиться в стаю. Поэтому силу Стаи пришлось заменить крепкими острогами и оружием, что было найдено в землях Тау. Видят духи, замена оказалась не хуже. А ждать вечной охоты в Лесах Духов чтобы никогда не чувствовать голода – так лучше быть сытым при жизни!


Дверь скрипнула, в землянку вошла молодая гнолла. Серебристая, как и у всей её семьи, грива была в снегу, в лапах – тяжёлый свёрток.

– Мне снова повезло, мама! – радостно сообщила гнолла. – Я нашла передвижной дом! Тянущего зверя загрызли дикие медведи, а тау спрятался, когда увидел меня! – Я принесла немного рукотворных шкур, огненный камень и летучие пики для охоты!

Развернув свёрток, гнолла продемонстрировала несколько кафтанов багрового цвета, руну «Огненной стрелы», которая часто была в ходу и в хозяйстве. Летучими пиками гноллы  называли стрелы – не так сложно было добыть лук, как стрелы – не приспособленные к тонкой работе, гноллы часто ломали стрелы, а самодельные были слабее.

– Хорошая шкура, она будет потеплее твоей, Рага. – сказала Тыл, осматривая одёжку. – И цвета хорошего. А что делал хозяин дома? Он убежал?

– Нет… он не смог, – потупила глаза Рага. – Он так быстро убегал от меня, что повредил ногу. Он наверное теперь не справится со зверями…

Чутьё старой гноллы подсказывало что что-то дочь скрывает. Но что именно, она не успела узнать, поскольку в землянку забежал Гройл, старший сын семьи.

– Мама, тут где-то бродит Тау! Я чувствую его запах!

– Младших спрячьте в погреб, сейчас их прогоним, – сказала Тыл, доставая щербатый камешек руны, которая выпускала очень сильные молнии. После каждого боя старая гнолла была вынуждена брать перерыв в охоте на несколько дней, но многие опасности были остановлены именно этой опасной руной.

– Не надо! Я всё объясню! – встряла Рага. – Это я привела его. Он… может научить нас чему-нибудь.

– Скажи прямо, тебе его стало жалко. Кто в прошлую весну привёл мелкую рысь?! – проворчал Гройл.

– Зато как она малышам нравится! И мышей у нас больше нет! Если уж мы живём как Тау, пусть они нас научат ещё чему-нибудь!

– Если он причинит зло малышам, я ему своими клыками горло перегрызу. – сообщила Тыл.

Рага кивнула, и через минуту привела в землянку человека в полуобморочном состоянии. Правая нога была кое-как закреплена ветками. Одет он был в сине-серую тканую шкуру, на ногах – кожаные сапоги, золотистая грива завязана сзади в хвост.

Достав из погреба немного травок, Рага подпалила их в костре и завела Песнь Духам. Дым окружил человека, который был слишком перепуган, чтобы сопротивляться.

– Тиха! Помощщ! – крикнула Рага. На языке тау это означало, что ему хотят помочь. Человек перестал дёргаться, но всё ещё смотрел на ритуал полными ужаса глазами. Наконец, Песнь была закончена, и он уснул…


Старший из сыновей Тыл, Ворр, зашёл в землянку после почти недельной охоты. В отличие от остальных, он не добывал мясо, он приносил снежные ягоды, известные ещё предкам – зимой горсть ягод помогала спастись от многих хворей, а отвар из ягод и мёда пили даже маленькие щенки. Каково же было его удивление, когда он увидел среди своей семьи человека, пытавшегося вести какие-то переговоры!

– Безобразность, я друг, – сказал человек на языке гноллов.

– Безо-пасность. – поправила Рага. – Ворр это Никонор. Он тау.

– Ворр – повторил человек, затем указал на себя – Никонор.

– Я не тупой, я это уже понял. – пробурчал Ворр. – Мама, добывать ягоды стало всё сложнее. Этот тау будет нам помогать? У нас не хватит ягод ещё и на него.

Человек вслушался в речь Ворра, после чего медленно изрёк:
– Помогу, нога здоровье, добро.

– Я тоже научилась некоторым словам тау! – похвалилась Рага. – Никонор ка-ра-ванщик, он водит дом на колёсах в де-ре-вни, стоянки тау, чтобы получать прирбиль

– Прибыль. – улыбнулся Никонор, и достал из кармана несколько желтых кружков. Такие иногда попадались гноллам, они знали что желтяки очень нравятся тау, хотя что они с ними делают – оставалось тайной. Ни один гнолл так и не видел ничего, кроме как обмена вещей на таинственные кругляши из металла. При том что из этого нельзя было сделать ничего полезного.

Никонор оказался незлобным представителем тау – первое время от него пахло страхом, но как только он заметил что никто не собирается лишать его жизни – успокоился. За пару дней он легко вписался в круг гноллов, обменявшись многими знаниями. Рага довольно бегло стала говорить на языке тау, или как они себя называли, людей или «северян».  Ворр и Гройл тоже научились языку, хотя и не считали это особым достижением – единственный, с кем они могли поговорить, это был Никонор, да и тот скоро уйдёт.

В свою очередь, Никонор объяснил гноллам всё что могло помочь в их нехитром быту. Как готовить вкусную еду, как ухаживать за одеждой, когда она испортится, и даже как заговорить лучины, чтобы они не дымили.

Наконец, человек попрощался с семейством гноллов.

– Если будет какая нужда – не бойтесь, идите к людям, они помогут вам, когда узнают что у вас нет зла в сердце. – сказал Никонор. – Рага, ты очень умная, ты можешь стать сильной заклинательницей, если захочешь.

Никонор покинул землянку гноллов, и больше не возвращался. Так прошла зима.


– Вставайте, нам нужно уходить! –крикнул на всю землянку ворвавшийся внезапно Ворр. – Я слышал клич стаи! Нас хотят убить!

– За что? Мы уже изгнаны, кому мы мешаем? – спросила Рага, в спешке помогая собирать некоторые необходимые вещи.

– Я слышал речи их шаманов, стаю ждёт плохая зима! Духи нашлют на неё болезни, если нас не принесут в жертву!

Почти полтора десятка гноллов от мала до велика быстро покинули землянку, а Тыл использовала руну, чтобы молния ударила в крышу, и устроила пожар. Но их и так смогут найти по запаху, всё же гноллы чуют жертву за сотню шагов. К кому идти? Снова искать пустое жилище? Теперь это уже не выход.

До восхода, когда, как говорят шаманы, нужно вершить угодные духам дела, оставалось немного – но семейство гноллов-изгнанников было уже далеко. Грохот приближался где-то сзади, и всё быстрее приближался…

– Друзья, не бойтесь! – внезапно раздался неуверенный гнолльский говор в исполнении человека.

– Никонор! Помоги, на нас охотятся! – не удержалась Рага, за что получила подзатыльник от брата.

– Не надо, сами справимся.

– Не время для гордыни. – осадила Тыл. – Не нужно нам ничего, только укажи на безопасное место, где не найдут нас другие гноллы.

– Охохонюшки… против шаманов ваших выстоять сложно, по волоску из-под земли достанут да в неё и загонят. – печально сказал караванщик. – Но я далёко еду, где может быть среди ваших другие порядки. За горами земли есть, где люди с остальными разумными мир держат. Может быть, найдете себе там пристанище. Высажу вас у Дыры, местный люд раньше с кем только не якшался, пока это в норму не вошло. Садитесь, в общем! В ногах правды нет!

Впервые караван Никонора, северянина-торговца, перевозил не столько товары северян в Лигу, но и целую стаю гноллов-изгнанников. Что их ждало в будущем – никто не знал. Ни сам караванщик, который не хотел случайно навредить спасшим его существам холодной зимой. Ни семья гноллов, отправляющаяся к людям. Ни даже гноллы-шаманы, что чувстовали, как жертва, требуемая духами, удаляется за пределы изведанных территорий…

Глава 2.

Прошли почти два дня пути. Никаких происшествий не случилось по пути – если были разбойники, то их отпугивал грозный вид гноллов. Тыл штопала разорвавшееся платье, замечая что уже не так ловко держит шило, как раньше. Рага болтала без умолку на человечьем языке, справедливо полагая, что на новых землях знание языка им очень поможет. Малышня с повизгиванием носилась по каравану, пока Ворр не рявкнул на них. Гройл в свою очередь пытался как-то поподробнее рассмотреть мирных зверей, что везли телегу – они были похожи на оленей без рогов, и гораздо более спокойных – обычно олени убегали прочь, стоило им почуять запах охотника, а эти звери (как их назвал Никонор, «кони») – вообще не обращали внимания на своего мохнатого зрителя.

Однообразный горный пейзаж сменила бедненькая растительность, а вскоре ущелье завершилось высокими воротами, выполненными явно не в стиле тау, но в каком-то близком духе.

Вперёд вышел человек в блестящей синей куртке, и замер, как вкопанный: конечно, кто бы мог представить что караван северянина кишит волколюдами?!

– Никаких глупостей, вы уже не выберетесь обратно. Выкладывай, куда псарню вывозишь? – бросил человек. Не смотря на тот презрительный тон, Рага с удивлением заметила что вообще не слышит чувств человека!

Странный человек без опаски подошёл к напрягшейся стае, осмотрел, после чего спросил караванщика, знают ли они Всеобщий. Получив утвердительный ответ, обратился к гноллам:

– Зачем вы пришли на нашу землю?

– Мы ищем помощи. Никонор говорит, вы можете защитить нас от врагов. От гноллов наших краёв. – сказала Рага.

– Можете пропускать, они безобидные! Рехнуться можно, но это так. – крикнул странный человек в сторону ворот, и исчез, словно дух. Ворота медленно открылись, пропуская повозку.


Как и предполагали гноллы, их встретили с удивлением – но помнив советы своего друга-человека, они не проявляли агрессии, как бы сказали люди, «вели себя вежливо». Разве что старая Тыл не сдержалась и зарычала в ответ на предложение отправить всю стаю в цирк, показывать мирных гноллов (после чего странные люди извинились, и сказали что они так «шутят»).

Человек в синем вновь пришёл к ним, на этот раз от него пахло любопытством и чувствовалась уверенность. Он учился мастерству читать сердца у лучших своего рода, у основателя «частной школы» со странным именем Ришелье. А его эмоций не почувствовал никто просто потому что он владел магией, и послал сначала свой морок.

Для встречи скоро вышел и сам вожак Дыры, молодой человек в кожаном жилете и смешной рубахой с большими рукавами и горлом. На шее у него был тряпичный ошейник красного цвета. Должно быть, этот человек редко был на солнце, потому что его кожа была очень бледной, а черты лица – острыми. Зато глаза цвета сушёной голубики были мудры.

– Приветствую вас, гости! Я уже  слышал о вас, но не думал что гноллы могут пойти на перемирие с остальными разумными. – сказал он. Его голос был тихим, но в то же время удивительно чётким, ни слова не пропустишь!

– Приветствую, наша семья ищет помощи, на нас охотятся. Шаманы… северных стай. Мы нарушили запрет, и уподобились вам, людям, – ответствовала Тыл. – Мы больше не сможем жить в старом месте.

– И чем же может помочь семья гноллов Лиге? Есть ли у вас древние знания, или не менее древние сокровища? – слегка сменил тон человек.

– Мы не знаем что вам будет полезно из нашего опыта. А что такое «сокровища»?

– Сокровища, девочка, это ценности, которые можно пощупать и использовать. Золото, артефакты, старинные руны, может быть рог тотемного быка, который призывает его дух… мало ли что.

Рага потрясла головой, пытаясь уместить новые понятия. «Золото», как она уже знала – это и были те самые таинственные кругляши, которые любили люди. «Артефакты» для неё остались загадкой не меньшей чем «тотемный бык». Всё же, языковой барьер ещё существовал.

– Впрочем, не важно. Вижу, у вас ничего нет, да и не по-людски это, драть шкуры с бедствующих.

– Тебе нужны наши шкуры? – испугалась Рага, а Гройл глухо зарычал. Человек поспешно отмахнулся.

– Не бери в голову, это такое выражение. Значит требовать плату. Моя мать – мятежная жрица из владов, отец из местных, горцев, да ещё и немой был. Язык отрезали за клевету, ещё по старым законам, так что от матери мне перешла целая котомка словесных оборотов владов. Но я что предложу вам. Мы, бывшие «теневые имперцы», терпимее всех, и вы можете остаться жить с нами сколько захотите. Но у нас трудности с пищей, поэтому вам будет тяжело с нами. Не говоря про то, что мы почти не едим мяса, а гноллы не знают вкуса зерна.

– Мы можем пожить у вас до лунорождения, а потом принять решение? – спросил Ворр.

– Вполне. В таком случае, добро пожаловать в Дыру! У нас как раз есть неплохой домишко на окраине, жившая там семья перебралась в Шарт. Счастливчики, скажу я вам… лето круглый год, фрукты только собирают, как они уже снова зреют. Не то, что у нас! Да только кто будет присматривать за этой задницей огра?!


Жизнь в Дыре оказалась действительно простой, почти как в стаях гноллов. Старая Тыл сидела и присматривала за малышами, пока трое старших осматривали посёлок.

Всем им выдали хорошую одежду, и всем городом пытались научить всему, чему знали, просто так. Это было очень странно, ведь среди гноллов слабых обычно оставляли погибать, или выкарабкиваться самим. Здесь же к ним относились как к родным щенкам, всему старались научить. Тыл быстро наловчилась варить похлёбку из зерна, «кашу», которой можно было легко накормить щенят – хоть им и не очень нравилась буроватая жижа. Однако, человеческие дети её также неохотно ели. Самой Тыл «каша» показалась сносной заменой дичи, и более нежной для брюха.

Зоркоглазый Гройл научился приёмам, которые в прошлом использовали люди, когда приходилось биться с закованными в зачарованные доспехи стражниками. Теперь чтобы справиться с Радьяком, самым сильным из воинов стаи, ему было бы достаточно использовать один удар кулаком, даже не выпуская когтей в болезненную точку. Но всё же это было нечестно, даже для того, кто решил жить, как люди. И по первому же требованию мастер научил Гройла рукопашному бою без подлых приёмов. Звериная реакция, помноженная на мастерство «певцов ножа», выдала поистине невероятные результаты.

Умная Рага, как и предлагал Никонор, стала ученицей даны Анастасии, владессы, которой надоели монастырские порядки Матриархата. Кроме искусства «магии», Анастасия рассказала своей ученице о дальних краях. Оказалось, в мире живёт много людей, и называются они по-разному: люди, эльфы, влады, северяне, гномы… далеко-далеко жили на пустынном острове маги – тоже люди, но они подчёркивали своё мастерство владения «магией». За морем жили шартийцы – красивые и могущественные существа, правда, в очень маленькой общине. А также (только дана Анастасия просила никому не говорить этого), научила некоторым умениям, которые знает любая женщина Матриархата – о том, как всегда и везде быть главной. «Были бы у нашей мамы такие знания, может быть нас бы и не изгнали из Стаи» – подумывала Рага, усваивая очередную премудрость.

Ворр, как и его брат-ровесник, стал учиться боевым приёмам – но не когтями, а используя всё то оружие, что ходило в руках у людей – ведь ему было важно не только как им сражаться, но и как от него защищаться. Так он понял, что не страшен большой топор – от него можно быстро уклониться. А вот простой деревянный посох может стать последним, что увидит враг – ведь их носят обычно маги, и пропускают через него всю свою силу.

Щенки, чуть постарше, тем что было от пяти до десяти лет, вместе с человеческими детьми учились грамоте и домоводству. Общаясь с людьми, они стали даже чуть спокойнее – ведь человеческие дети не привыкли к грубым играм, а обижать людей было нельзя – это они поняли сразу.

Прошёл год. Гноллы семьи Тыл прижились в городке людей. Северная Стая приходила к воротам Дыры, но после первого сопротивления гноллы со злобным воем убежали прочь. Но всё же не хватало гноллам сородичей… и всё больше они чувствовали себя чужими в этом каменном городе.

– Рага, дорогуша, что-то случилось? – дана Анастасия с лёгким беспокойством осмотрела гноллу. На её мордашке явно была видна печаль.

– Я никогда не видела добрых гноллов, все они желали нашей семье смерти. Никогда не видела добрых людей, они всегда старались нас убить. Но за этот год я увидела столько добрых людей, что подумала – а может быть есть где-то добрые гноллы? – спросила Рага.

– Ну, это уж тебе надо самой смотреть. Ты взрослая девушка, да и… скажу как на исповеди, если гноллы Изумрудного Леса и разумны, то они больше доверия проявят к тебе, как к сестре по расе, нежели к остальным.

– Изумрудный Лес далеко находится?

– Два дня пути, но вот стоянки гноллов тебе придётся искать… всё же после того как Лига заняла весь лес, они стали прятаться. И ещё совет: прежде чем делать это великое дело, обратись за помощью к богам. Не знаю уж, кому вы молитесь, но боги есть, и они помогают.

Рага потупила глаза.

– Дана Анастасия, я же рассказывала, наша семья пошла против духов-покровителей… а духи стихий ограничены по своей силе.

– Всё равно обратись, хотя это туманный вопрос, кто может помочь. – задумалась владесса, – Как и все живые существа, вы можете обратиться к Природе, хотя один из её законов – в том, что выживает сильнейший. Серафина, защитница страждущих, покровительница людей, а гноллы часто были их противниками… тоже ответ неоднозначный. Про Великую Мать вообще молчу, наша Создательница даже наших мужчин порой обделяет своим вниманием.

Рага задумалась на минуту, а потом всё же произнесла:

– Думаю, стоит воскурить благовония всем трём…

Даже привычную к легкомысленному отношению к религии жрицу-отступницу шокировали такие слова. Однако негласным правилом Лиги было «Уважать ближнего, даже если его взгляды на жизнь разнятся – никто не знает, кто из нас правее»

– Делай что хочешь, может быть это окажется верным решением, – только и сказала владесса, уже раздумывая над тем, как будет объяснять её матери и старшим братьям что такое святотатство.

Рага сходила в часовни, где попросила о помощи всех трёх богинь, после чего, с осознанием выполненного долга, ушла спать: испокон веков известно, что во сне духам чаще прийти на помощь. Может, богам тоже?

Добавить комментарий

Your email address will not be published.