Ноя 23 2017

Сражение

На арене Слепого Судьи собралось больше тысячи разумных, поскольку на этот раз там дрались не простые бойцы, а куда больше. Начинался великий бой «Не на жизнь, а на смерть» — в прямом смысле. Проигравший бессмертный умирал, навсегда теряя свой аватар. Поэтому подобные бои заключались только с позволения самого Слепого Судьи — сына Великой Матери, и покровителя Закона в самом беспристрастном его проявлении. В этот раз он снова снизошёл до смертных, и открыл свою арену. Его трёхметровая фигура в серой мантии, с глухой железной маской на лице также взирала на происходящее, дабы ни у кого не возникло желания сжульничать.

На круглой арене стояли двое. С одной стороны — темнокожий человек с коротким ёжиком чёрных волос, в серебряной ризе и посохом жреца — судя по свечению, жрец Серафины. С другой — налысо выбритый влад, в фиолетовом кожаном пальто, с двумя клинками. Шрам, пересекающий лицо от уха до уха, был похож на страшную улыбку маньяка. Правая рука заменена владийскими учёными-техномантами на механическую. Лоб влада украшали два небольших кривых рога. Обоих этих бессмертных хорошо знали, это были две легенды Мира, выдающиеся личности…

— На красной стороне арены — Хайтауэр, Община «Гардарика», Альянс «Славяне», Верховный жрец Серафины Среброкрылой, Святой! – громогласно объявил Слепой Судья.

Хайтауэр был одним из пяти «Святых» в Мире, поистине легендарная личность. Хотя первое время люди и пытались «купить» себе репутацию, Хайтауэр заслужил её самостоятельно — тысячами «новичков», проведённых по подземельям, десятками успешных рейдов, отличным лечением своей гильдии… даже глава общины хотел сделать его своим преемником, но тот отказался — он никогда не стремился к управлению людьми. На форумах, в эфире кого угодно спросишь — все скажут, что лучше игрока чем Хайтауэр — не найти. К нему мог обратиться любой за помощью, и любой получал ответ, а то и помощь. Да и в своей реальности Хайтауэр был неплохим человеком – одним из тех полицейских, которые верой и правдой служат закону, как и тот, чьё имя он взял для персонажа. Почти как и тот, чьё имя он дал своему персонажу.

— На чёрной стороне арены — Джокер, одиночка, Мастер убийств, Дитя Хаоса!

Джокера тоже знали не понаслышке многие и многие игроки — он часто перебегал дорогу не только слабым, но и сильным, даже ценой жизни убивая своими отравленными клинками лекарей, выводя их из строя на целый день, срывая рейды. Те, кто пытались торговать с ним по незнанию — чаще всего теряли и деньги и товар. У него была раньше гильдия, из таких же отморозков как и он, но после того как «Корсары» были уничтожены, гильдия распалась — бонусы бонусами, а персонажа терять не хотелось. На форумах его знали как жуткого тролля, пока его не забанили навечно, что его ничуть не расстроило. А узнав случайно о цепочке «Дитя Хаоса», он тут же прошёл её, благо вылезать из своей чёрной репутационной ямы он не мог, а силы хотелось. Поэтому решил «оторваться по полной», и стал одним из первых «Детей Хаоса» — отверженных бандитов, которых боялись даже демоны.

Все давно ждали, что же будет, если столкнутся эти два человека — Добро и Зло во плоти. И вот, всё же это случилось. Они встретились, лицом к лицу. Пока что разделяемые только нерушимой магической преградой.

— Твоё слово перед битвой, Хайтауэр. — прогремел хозяин арены. Это было ещё более чем странно — значит, инициатором боя был он, легендарный жрец! Что же заставило его бросить смертельный бой заведомо более сильному противнику, было странно.

— Слишком долгое время Джокер угнетал вас, друзья! Сегодня же я положу конец этому, или умру, пытаясь сделать это! Что бы ни случилось, я всегда буду с вами! Но злодея нужно остановить, ради светлого будущего всех тех, кто играет и живёт в Мире!

Толпа одобрительно загудела. В воздухе засверкали яркие заклинания магов, а жрецы быстро молились о победе своим богам. Конечно, помочь напрямую они не могли, но вдруг кто-то из богов вмешается, и поможет кумиру тысяч? Особенно старались жрецы Серафины, жертвуя по своим каналам всё, что можно, сливая в божественные каналы полные запасы маны и кроша в серебряную пыль экипировку.

— Твоё слово перед битвой, Джокер.

— Скоро одним святошей станет меньше. Это будет жемчужиной в моём послужном списке. А его посох я переплавлю, и буду им убивать всех жрецов, каких встречу! Будьте уверены, посох я назову «Хайтауэр», и «Хайтауэр» убьёт много слабаков, какие посмеют попасться мне под ногу!

На этот раз шума было меньше. Были те, кого раздражал альтруизм Хайтауэра, но тех, кто откровенно симпатизировал самому злобному игроку, были единицы. У Джокера была пара «последователей», но все они были жестоко обмануты и выставлены на всеобщее обозрение. И всё же, находились те, кто считал его важной персоной игры, своего рода «санитаром мира», отсеивающим слабаков.

— Да начнётся бой!

Словно удар гонгом прозвучала эта реплика покровителя Закона, и стена, разделявшая двух противников, пала.

Первым среагировал Джокер, скрывшись в невидимости. Хайтауэр использовал эти пару секунд, для того чтобы наложить на себя пару защитных заклинаний, и поставить «Кольцо Серафины» — отличную защиту от невидимок. Как только он закончил приготовления, кольцо схлопнулось, едва не парализовав Джокера, который тут же воровским «шагом в тень» ушёл из-под удара заклинания. Но «ослабляющий удар» снял половину щитов жреца…

Астральный агрессор, созданный героем, продержал Джокера почти пять секунд (всё же, уничтожить эту мишень быстрее было невозможно) — а пара заклинаний, усиливающихся от плохой кармы — снесли почти половину здоровья врагу.

Однако Джокер тоже не терял времени, и ударил в жреца из двух рук «кровавым потоком», называемой на местном жаргоне «кровь-кишки» за внешние эффекты. Это снесло почти что треть здоровья ничего не подозревавшему Хайтауэру, а затем убийца применил пару ударов клинками в грудь.

Отскочив от противника, Хайтауэр быстро произнёс пару исцеляющих заклинаний, подняв регенерацию до максимума, и отскочил в сторону. Толпа ахнула: за спиной жреца раскрылись два белоснежных крыла, и он поднялся в воздух. Хайтауэр начал произносить заклинание «Правосудия» — он явно шёл ва-банк. Заклинание сжигало всю ману, но практически убивало противника с низкой кармой. В случае с Джокером – оно бы не оставило от цели и горстки пепла.

Джокер в ответ раскрыл свои чёрные кожаные крылья демона, и напал на жреца, не дав ему доли секунды до завершения заклинания. Бой продолжился в воздухе: пока Хайтауэр восполнял ману, он сражался своим посохом, отбивая атаки клинками. Каждый удар клинков по посоху выводил звон, который не только помогал жрецу, но и слегка вредил защите убийцы. Гравировка «Ангельской Музыки», что было подарено главой цеха «Шарконов», работало на славу.

Бой затянулся — обе стороны были одинаково сильны. Пока, наконец, Джокер не нанёс Хайтауэру «Удар Преисподней», оставив только чудом его в живых. Но верховный жрец словно бы и ждал этого — он ударил о землю посохом, и тут же здоровье Хайтауэра и Джокера поменялось местами! «Зеркальный обмен», редко кто его использовал, но сейчас эта способность была как нельзя кстати.

Не ожидав такой подлости, Джокер выкинул пару «плетей вампира», подняв на пару процентов здоровье, но последний удар был нанесён — и отрубленная серебряным лучом голова Джокера улетела прочь.

Трибуна загремела от радости! Хайтауэр победил! Но поединок ещё не был окончен: что не так?

Небо нахмурилось, и Хайтауэра оплели чёрные жгуты какого-то странного заклинания. Голова Джокера взлетела в воздух, и хищно оскалилась: после смерти гроза бессмертных превратился в монстра окончательно! Пока жрец разбирался с путами, из головы вылезли похожие жгуты красно-чёрной плоти, сплетаясь в тело демона, совсем как боевая форма Гираза, Магистра Страха из Нашора-Шарта.

Хайтауэр снова начал использовать заклинание Возмездия, но и демон что-то начал колдовать. Что это было, никто не знал — поскольку ещё никому не удавалось увидеть ЭТОТ трюк Джокера. Бой стал совершенно непредсказуемым.

Почти одновременно из рук Хайтауэра и когтей Джокера вырвались серебряный и багровый лучи энергии, и ударили друг в друга…

Произошёл взрыв, и несколько секунд только купол защищал зрителей от адского пламени. Что происходило в этой смеси злобного огня и дыма, никто не видел, пока дождь внутри купола не прибил пепел — тогда все увидели демона, который мощными ударами лап теснил жреца в какой-то огненный колодец.

— Серафина, взываю к тебе! — крикнул Хайтауэр, и вызвал «Нексус» — непробиваемый двухсторонний купол в виде тёмно-синей пирамиды. Жрец явно получил фору на восстановление и наложение щитов. Демон взревел, и продолжил открывать огненные провалы вокруг жреца, который в это время восполнял здоровье.

Пять огненных провалов были открыты вокруг Нексуса, и из них вылезли огромные щупальца какого-то адского спрута, и раздавили неуязвимый купол. Хайтауэр телепортировался в сторону, и щупальца с рёвом скрылись, порезанные осколками пространственного стекла, оставшимися от неуязвимой преграды.

Бой длился уже целый час, и обе стороны были равны по силе — верховный жрец Защитницы Страждущих, и воплощение Хаоса. Пока, наконец, не наступила развязка этого боя: измотав не привыкшего к таким долгим боям Джокера, Хайтауэр использовал последний приём, самый опасный, учитывая, что и у него здоровья осталось мало — «Астральный вихрь».

Краски мира поблекли, ветер пробрал до костей даже тех, кто был за пределами купола арены… Оба противника упали на землю, с одним очком здоровья, которое у Джокера тут же поглотилось «Совестью» — «ядом, наложенным жрецом. Безобразный труп демона упал, и медленно истаял чёрным дымом.

Все ожидали, что же будет — но нет, туман не превратился в ещё одного демона. Вроде как… Слепой Судья молчал.

Здоровье Хайтауэра балансировало на грани: 2. 1. 2. 1. 2. 3. 2. 1. 2. 1. 2. 1…

Туман поглощал всё исцеление, а остаточный эффект Вихря не давал использовать новые заклинания…

Дождь прошёл над ареной, возвещая о гибели верховного жреца Серафины.

— Поединок окончен! – наконец, объявил Слепой Судья. Толпа взвыла: ничья! Обе стороны уничтожили друг друга!

— Слепой Судья, как один из твоих преданных жрецов, я подаю апелляцию! — заявил один из зрителей, человек в серой мантии, как у самого хозяина арены. Это был Верховный жрец Слепого Судьи. — Прошу разрешение воскресить Хайтауэра, поскольку он первый нанёс смертельный удар.

Слепой Судья повернулся к своему жрецу, и тот отступил назад.
— Обе стороны за пределами Жизни, даже Великая Мать не способна нарушить Правила. — прогудел судья.
— Неужели Создательница мира не может вернуть одного человека из загробного мира?! — взмолились сразу несколько последователей Великой Матери.

Несмотря на уговоры, Слепой Судья остался непреклонным. Объявив об окончании боя, он развернулся спиной к арене, и исчез, оставив скорбящую толпу со своим горем — потерей самого доброго человека Мира.


Однако эта история не могла кончиться печально — всё же, это были игроки, а посему сами дуэлянты остались живы, пропали лишь только их аватары. Хайтауэр появился в Мире, как новичок — теперь это был младший жрец Серафины и маг Астрала, всё с той же доброй душой, и той же репутацией среди игроков и местных жителей.

О Джокере никто больше ничего не слышал. После того как он проиграл, его карма полностью очистилась, и его просто потеряли среди других таких же неадекватных бандитов. Вероятность того, что он снова объявится как «Дитя Хаоса» была минимальной: уболтав склонного к разговорам Грациара, бессмертные выяснили, что Джокер не сможет заново пройти эту цепочку заданий: механика механикой, а Гираз всё равно узнает Джокера, как и то что он продул тот поединок, уступив в своей демонической форме какому-то жрецу.

А день, когда были убиты оба этих великих (каждый по-своему) персонажа — остался в памяти Мира как «День Справедливости». Поскольку всё же, пусть и ценой жизни, Хайтауэр уничтожил самого злобного бессмертного Мира.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.