Ноя 26 2017

Тайна древних

«В начале не было ничего. Ни света, ни тьмы, ни хаоса. Но Он сотворил Слово, и слово это было зерном, давшим жизнь. Он дал Слово им, и они пролились дождём жизни, и так появился Мир. Он сотворил Мир из мыслей и надежд, и протянул мосты до их Мира. И пришли Они в Мир. Их девять, и с ними другие. И жить Они будут, пока на то воля Их…

Он написал, и из нитей мысли рождены были Они. И стали они Им поклоняться. И они, что поклонялись Им, будут жить, пока на то воля Его…»

Зариф бей Али достал свой блокнот, и стал в нём записывать переведённые тексты. Язык Предтеч слишком сложен для понимания даже учёных светил, отчасти потому что в нём  нет ни одного личного названия. Сплошь «они» или «Они», более десяти степеней важности для каждых «Их»! Да и вообще, эти тексты слишком завуалированы! Понятное дело, кто должен, тот поймёт, но что если никого из тех, кто «должен» уже и не осталось?! Однако маги не теряли надежду: уж они-то смогут разгадать секреты Предтеч, не сейчас, так через десятки лет.

Археологическая группа Зарифа второй час находилась в Центральном храме, и пока ещё иджиалы не вернулись, быстро рассматривали слепки стен. Центральный храм был самым опасным из всех, иджиалы почитали его больше остальных, и, наверное, скоро тут будет как минимум десять «перевёртышей», не считая колдунов и воинов. Обычно пустынные дикари как-то узнают о прибытии археологов ещё до того, как те проникнут на территорию храма, но им нужно время на то, чтобы добраться до осквернителей древностей.

– Что это вообще значит? – спросил Смайлик, человек-бессмертный, ну или как здесь говорили – шаим. Правда, некоторые старики окрестили бессмертных «шам-шаимами», что в переводе с Южного наречия означало «бессмертная тварь», но половина играющих свято верила, что это переводится как «бессмертный герой». Потому и не обижались на сварливых старикашек, считавших их «нарывом на благородном лице Мира».

Смайлик был тем самым «охранником», который помог расчистить дорогу до храма. Бессмертных часто использовали в качестве эскорта, поскольку для них это было не больше, чем просто игра. А вот местные боялись за свои жизни, ведь провести исследования на собственное бессмертие стоит дорого, а проверка на практике может оказаться фатальной – трое из десяти (как говорили исследования магов) умирали навсегда.

Как и многие Бессмертные, этот оказался любознательным. Зариф пояснил менторским тоном:
– Это – начало начал, записи о сотворении Мира. Не стоит верить жрецам, которые говорят, что Мир был создан недавно. Доподлинно известно из этих текстов, что Миру – более десяти тысяч лет.
– Да никому я и не верил, у меня свои представления, как он появился, – буркнул Смайлик, но развивать эту тему не стал. Магам уже пытались объяснить «продвинутые люди», что их мир – просто игра, созданная для развлечения, но они не верили. С другой стороны, всё меньшее количество игроков соглашалось с теорией «спрограммированной игры для развлечений», многие уже относились к Игре, как к другому миру, мудрому и живому. А некоторые даже забросили войну, и просто развлекались, общаясь с местными. Взять того же Мерлина, тот вообще каким-то чудом перенёсся в этот мир, что для многих стало серьёзным аргументом в пользу того, что это нечто большее, чем программа. Уходили любители «тупо резать пиксели», приходили ролевики.

– Иджиалы идут! – оповестил дозорный. Археологи приготовили аварийные порталы, чтобы переместиться в безопасное место. Смайлик достал свой топор, и приготовился сражаться.

Через некоторое время, в самом деле, пришли иджиалы. Кто это такие? Выглядят иджиалы как люди – худые, грязные, с коричневой кожей, лица всегда закрыты масками, похожими на ацтекские. И эти существа поистине были опасны. Ещё ни разу они не устанавливали контакта с «разумными», поэтому про их быт ничего не известно. Они просто появлялись, словно из ниоткуда, а потом пропадали.

Воины иджиалов обычно были вооружены кривыми мечами из зелёного камня, крепкими и острыми, перерубающими любое железо. Редко кому удавалось захватить клинки иджиалов, но счастливчики часто их использовали за игнорирование брони. А клинки «халифа иджиалов» Абдошанета вообще считались великой редкостью, ибо по силе они не уступали самым мощным мечам. Правда, использовали их обычно игроки в поединках: против «местных» заколдованный камень был слабее: те, кого бессмертные окрестили «боссами» брали не толщиной брони, а живучестью. Сам же Абдошанет появлялся со своей свитой в Мире не больше пяти раз, оставив после себя пять клинков (уже четыре: тот, которым владел глава «Корсаров», был уничтожен вместе со всем имуществом клана)

Колдуны же – не смотря на свой дикий вид, были полностью неуязвимы для магических атак, но тот, кто осмеливался атаковать их огненным шаром или молнией – видел, как снаряд поворачивается к нему обратно, усиленный в несколько раз. Что давало такие силы дикарям – было загадкой, будоражащей умы магов-конструкторов. В их сладких грёзах они уже получали учёную степень за изобретение заклинания «Усиливающего Зеркала».

У иджиалов не было никаких механизмов, но с собой они часто брали «перевёртышей», големов из угля. «Зачем, ведь уголь очень хрупкий!» – скажете вы, и будете неприятно удивлены, когда угольный великан внезапно превратится в чистый алмаз. Пусть и на время. Лишь единицам удавалось осилить в одиночку алмазного перевёртыша… группа же – слишком сильна, чтобы с ней сразиться.

В этот раз отряд состоял из почти десятка воинов, пяти магов и трёх перевёртышей.

– Отступаем! Их слишком много! – вскричал дозорный. Раздались хлопки, и маги стали пропадать, перемещаться в безопасное место. Смайлик попытался использовать одноразовый телепорт, но у него ничего не вышло… оставалось надеяться, что они убьют его, тогда он сможет убежать.

Лидер иджиалов, высокий и худой, как тростник, колдун указал на Смайлика, и перевёртыши схватили его. Ничего сделать против трёх алмазных големов бессмертный не смог.
– Бан! Рапу лопата! Бан рота! – гаркнул лидер, и подталкиваемый колючими кулаками големов, Смайлик пошёл куда-то. Воитель пытался заговорить с захватчиками, но получал только бесполезные ответы на местном языке, в приблизительном переводе игрока означающее что-то вроде «заткнись и иди куда ведут».

Наконец, процессия пришла в небольшую пещеру неподалёку. Там было несколько десятков иджиалов, выражавших всем своим обликом угрозу. Но они не нападали.
– Кора лопат пер рита! Бан рота лок леп! – крикнул лидер, и ему ответили ликованием.
– Что вы вообще хотите, придурки?! – огрызнулся Смайлик, и получил подзатыльник. Спасибо хоть на том, что не от перевёртыша.
– Кала бан, пала вока!!! – рявкнул на него колдун, и грубо отвёл за руку в какой-то домик. Вроде бы сухонький слабый гуманоид, а силы больше чем у воина! Заперев в комнатушке Смайлика, иджиал ушёл.


– И не думай, отсюда не сбежишь, – услышал Смайлик чей-то голос. Осмотревшись, он увидел в углу горку ветоши. Но при ближайшем рассмотрении, это оказался человек, старый и грязный, с косматой седой бородой.
– А ты ещё кто такой? Где мы?! – спросил Смайлик. Старик откашлялся (или усмехнулся), и прошептал:
– Я Керим, купец из Кхенмал-Дернаха. Ну, был им, много лет назад. Теперь я сам не знаю, кто я. Его тень, которая осталась рассказывать о себе.
– Что с нами делать будут? – спросил Смайлик.
– Со мной ничего. С тобой… Не знаю. Может быть казнят, принесут в жертву своему богу. Может быть оставят на цепи посреди пустыни, чтобы твоя бессмертная тушка напоминала о жестокости Стражей Храмов… вариантов много, – вздохнул старик. Больше он ничего не сказал, и на вопросы не реагировал. Наконец, воитель отстал от соседа по темнице.

Смайлик попытался связаться через эфир со своими, но никто так и не смог определить его местонахождение. Поругался с парой человек с топографическим кретинизмом, которые не могут найти большую пещеру в пустыне, уже сотню раз исхоженную. Заработал немного золота, поработав зазывалой в свой клан в мировом эфирном канале. Смешал из подручных реагентов краситель, которым вывел на стене «Здесь был Смайлик =)» и «Свободу попугаям!»…

На следующий день дверь карцера открылась, и Смайлик увидел иджиала в маске из белого мрамора. Как интересно он умудряется удерживать на голове такую тяжесть…
– Не бойся. Он приказал оставить тебе жизнь, – сказал иджиал на чистейшем всеобщем наречии, как будто это был его родной язык.
– Ты говоришь на всеобщем? – удивился Смайлик. Иджиал кивнул.
– Немного. Он дал мне знание. Приказал показать тебе нас. Ты расскажешь остальным. Перемирие.  Моё имя Такаль. Я Его шаман.

Такаль вёл Смайлика по пещере. Бессмертный уже понял, что его убивать не собираются, и теперь рассматривал пещеру. Как оказалось, маски носили все – даже маленькие дети, у них маски были, кажется, деревянными. Услышав вопрос, Такаль объяснил:
– Иджиал покрывает лицо. Открыть – стыдно. Только перед близкими можно. Лицо есть душа. Рукотворное лицо – одежда души. Ты бы обнажил душу перед чужим?

Смайлик нехотя согласился с рассуждениями шамана. Теперь стало понятно, почему стоило сорвать с иджиала маску, его лицо тут же чернело и рассыпалось в пепел, прежде чем его можно было разглядеть. Должно быть, какое-то странное заклинание, которое следует верованиям пустынных дикарей.

Впрочем, дикарями их назвать было трудно: как оказалось, подземный город иджиалов был большим, и тут было всё – и магазины, и школы, и ремесленники. Хоть город и был под землёй, светящиеся сталактиты освещали его не хуже солнца в пасмурный полдень.
– Так вот как изготавливаются ваши мечи… – вздохнул воин, рассматривая, как высокий иджиал с помощью предмета, похожего на свечу, наращивал камень на рукоятку. – Я думал, вы выпиливаете мечи из глыбы… – Такаль тихо рассмеялся.
– Глупые бан. Секрет каменного меча хороший. Камень вырастить надо. Мёртвый камень рассыплется.

Не меньше поразила Смайлика и конструкция сияющих линий, которую распустил другой иджиал для зачарования голема-перевёртыша. Последний штрих – и угольная фигура голема встрепенулась. Стукнув по лбу инструментом, ремесленник увидел, как угольная поверхность мгновенно посветлела и превратилась в чистейший бриллиант без малейшего изъяна.

Голем сверкнул глазами, и ушёл к другим, уже готовым. Удивительно, до этого считалось, что перевёртыши были откопаны пустынными дикарями, но никак не создавались вручную! Сколько же тайн ещё откроется пленнику иджиалов и… какова будет цена за это знание?!

Кроме военного ремесла, бессмертному показали и искусство – как оказалось, выплавляя песок с помощью магии, иджиалы создавали из него удивительные узоры, которые заставили бы плакать от зависти любого скульптора-абстракциониста. Но в отличие от некоторых экспонатов земных художников, они были на удивление гармоничными. Как объяснил шаман, каждая скульптура изображает слово, или эмоцию. Смайлик увидел скульптуры «Любовь», «Благодарность», «Голос», а ещё совершенно непереводимые на всеобщий «Шат» и «Тапа». От «Шат» веяло удивительно знакомым ощущением, которое нельзя ни описать, ни даже сказать, откуда оно знакомо. «Тапа», похоже, была каким-то аналогом нирваны, причудливо сочетающимся с желанием немедленно прекратить это всё и вернуться к своим делам.

– Вы только хорошие слова изображаете? – спросил воин у своего «гида».
– Плохие некрасивые. Плохо влияют, – объяснил Такаль, и показал в отдельной секции скульптуру слова «Ненависть». Увидев колючий штопор, бессмертный понял, почему используют только хорошие слова. Скульптура явно действовала на нервы, и её очень хотелось разбить. Мастер-скульптор до такой степени передал значение ненависти, что Смайлик попросил накрыть это произведение искусства чем-нибудь, чтобы не смотреть на него. Шаман тут же закрыл произведение Искусства ширмой.

Иджиалы не переносили «дурманов», как они называли хмельные напитки и вино, но у них было, чем их заменить. Попробовав кактусовый «Летлет», воин тут же спросил, из чего этот напиток делался. Рецепт оказался простым: кактус отваривали со специями несколько часов, а затем пили этот компот когда тот остывал. Правда, достать этот кактус было трудно, и стоил он в цивилизованном мире слишком много, чтобы пускать его на напитки. Но какое дело иджиалам было до мировой экономики?

Недурными были травяные лепёшки, хотя они и уступали классическому хлебу. А вот мяса, как оказалось, иджиалы не ели вообще: согласно их убеждениям, съедая мясо, едок уподобляется убитому животному. Услышав предположение по поводу человечины, Такаль фыркнул, заявив, что лучше бы получить качества гиены или скорпиона, чем кого-то из бан. Вопрос был закрыт.

Смайлика сначала сторонились, но со временем любопытных было всё больше, а один маленький ребёнок даже осмелился дотронуться до края плаща человека, после чего убежал. Через некоторое время, он заметил, как пара девушек показывает на него пальцами и хихикают. На него больше не смотрели как на врага: если уж ему доверяет шаман, то он того заслуживает.

– Цель великая, хранить. Его и Их храмы хранить. Бан оскверняют храмы. Мы прогоняем бан. Очищаем Их храмы. Бан не должны осквернять храмы, – рассказывал гид.
– Почему? Что они делают не так? – Смайлик уже догадался, что «Бан» — так местные называют незваных гостей из Халифата и игроков.
– Они видят ложь. Его Слово защитит истину. Показывает ложь бан. Бан верят в ложь. Бан не видят истины. Бан верят лжи, оскверняют Его волю. Нельзя! Поэтому – прогоняем.
– А есть способ увидеть истину?
Такаль постучал по каменному клыку маски.
– Надо родиться иджиалом. Бан не может. У бан другой путь к истине. Иджиал не расскажет бан, нельзя. Он приказал. Пока не придёт знак. Знак от Него.

На площади собралось много иджиалов. Такаль повёл Смайлика к толпе.
– Что там случилось?
– Молитва, Ему. Ты можешь смотреть, но молчи, или будет плохо. Голос только у жрецов. А ты смотри. Большая честь тебе.

Смайлик охнул, когда на площадь вышло трое жрецов-иджиалов в золотых масках. Золотые маски носили только самые опасные из магов дикарей, свита из «золотых масок» всегда сопровождала Абдошанета, и была чуть ли не могущественнее фаразинов.

Встав в кольцо, лицом к лицу, трое жрецов затянули песню удивительно музыкальными голосами. Песня немного напоминала восточные мантры, но с каким-то странным, нечеловеческим произношением. Через некоторое время, к жрецам подошёл один иджиал из толпы, и положил руку на плечо одному из них. Скоро его примеру последовали другие, кладя руку на плечо одному из получившейся паутины.

Смайлик был в некотором трансе от песнопений, и вдруг почувствовал, что тоже должен последовать их примеру. Как только он коснулся плеча старого иджиала из толпы, мир перестал существовать для него.

Воитель утопал в золотом свечении, всё, что он чувствовал – это радость, любовь, светлую грусть от того, что это не будет вечным. Вокруг сверкали золотые силуэты совершенных существ, души в своём истинном виде, не обезображенные телами. И он был тоже одним из этих существ. Всегда был, просто забыл, но теперь вспомнил.

Спустя время, состояние эйфории пропало, и Смайлик пришёл в себя. Как оказалось, он тоже пел в полголоса мотив молитвы иджиалов. Наконец, толпа разошлась, а Такаль подошёл к бессмертному. Хоть его лицо было скрыто за маской, явно было видно: шаман нервничал.
– Что… это было? – только и проговорил Смайлик.
– Ты услышал. Мака рут! Никогда не было. Сит лока бана! Ты такой же, как и мы. Такая же душа. Неужели бан могут слышать? Карат! – от волнения, Такаль стал забывать всеобщее наречие.
– Может быть, мы не такие уж и чужие? – спросил Смайлик. Прошедшее действо оставило большой след в его сознании.
– Нет. Бан убивают нас сразу. Мы убиваем бан. Ты другой. Тебя заметил Он.

После этого Такаль замолчал, и повёл куда-то гостя. Наконец, они пришли на какую-то арену.
– Он просил сделать это. Сможешь вызвать – будешь родным гостем.

Осматривая предмет для вызова – нефритовый кинжал – Смайлик смутился. Лучше бы топор его вернули.
– Вряд ли смогу, я вообще-то физик, у меня интеллекта не хватит, – честно признался он. Шаман отрицательно покачал головой, и протянул ему нож.
– Не интеллект. Бан это не видят. Вызывай!

Смайлик взял нож, и встал на центр арены.
– Слушай душу. Она скажет как, – запирая загон, сказал Такаль. И тут Смайлик понял почему: из-под земли выбрался огромный паук, составленный, как и големы-перевёртыши, из цельного камня – на этот раз нефрита. Поблёскивая рубиновыми глазами, голем-паук двинулся на Смайлика.

Выругавшись, бессмертный попытался отбиваться ножом, но ничего не вышло.
– Призови! – приказал шаман сверху, наблюдая за сражением на помосте.
– А, была не была! – крикнул Смайлик, и вонзил кинжал в землю, по самую рукоятку. После чего понёс откровенную белиберду, изображая заклинание, в надежде что паук испугается.

Как ни странно, это дало результаты: кинжал треснул, и рассыпался в пыль. После чего из зеленоватой пыли выросла странная туманная фигура, и встала между големом и человеком. Фигура положила руку на голову паука, и тот остановился, а затем снова закопался в песок.

После чего фигура подошла к испуганному Смайлику, и растаяла, осев на землю облачком зеленоватой пыли.

– Ты вызвал Чекта! Чекта пришёл по твоему зову! Ты действительно отмечен! – Такаль был ошарашен.
– Что такое чекта?
– Чекта – дух. Как ты, как я. Помощник. Он придёт, и остановит… Брок. Врага. Скажет ему, ты друг.
– И… как мне его теперь вызывать? Кинжала больше нет, – сказал Смайлик, оценивая новоприобретённое знание. Дух, который остановит любого врага из местных, прекрасная способность!
– Чекта появится и из дорожной пыли. Дай силу, тело неважно. Пойдём, я выведу тебя.

Такаль вырезал своим ножом на земле круг, который тут же засветился жёлтым. Это был портал.
– Призови Чекта. Тебя не тронут. Назови моё имя. Ты друг. Ты не бан. Ты – Ка-бан.

Смайлик не удержался от улыбки. Впрочем, шаман понял причину его веселья, и улыбнулся в ответ. Воин почувствовал это даже через маску. Бессмертный сделал шаг в портал, и пещера иджиалов скрылась из виду.


– Ты куда пропал?! – распалялся Зариф, – Тебя не было два дня! А теперь ты ещё появился, и нагнал в мой кабинет песка! Шерик шам-шаим эр!
– Не ругайся, скажи спасибо что вы вообще ушли оттуда. Меня за шиворот поймали! А твоя руна оказалась фуфлыжной! – проворчал Смайлик. Странно, он забыл взять у своих захватчиков оружие, а вот оно, снова с ним, за спиной. – Между прочим, иджиалы меня за своего признали. Я был у них в пещере. И ничего они не звери, какими вы их описываете!

Старый маг тут же присмирел: любопытство пересилило гнев.
– Ты… был у иджиалов? Немедленно в архивы, это надо записать! Ты же расскажешь всё?
– Конечно. За определённую плату, – добавил воин. Зариф вздохнул, но подсчитав, сколько пользы принесут новые знания, решил поторговаться. Он напустил на себя сердитый вид (да и в самом деле он был сердит на этого несносного вояку), и рявкнул:
– Как ты ещё смеешь торговаться знаниями?! А ну пошёл в архивы, а не то я применю силу!

– Но-но! – пробурчал Смайлик, и поднял с ковра горсть песка, как на арене. Тут же в воздухе возникла фигура, и погрозила пальцем ошалевшему магу. Затем фигура рассыпалась.
– Ты… что это сейчас сделал? Почему я на тебя больше не сержусь? – ошарашено спросил маг. – И что это было за существо?
– Чекта. Специально от злобных стариков. Давай так, я вам расскажу всё за пятьдесят тысяч золотых.
– Ладно. У меня всё настроение торговаться прошло, злодей, – махнул рукой маг. Старик и воин пошли в стороны архива.

Рассказ Смайлика пролил свет на многие тайны иджиалов, которые считались просто дикарями, слепо защищающими храмы Предтеч. А участие бессмертного в молениях и вовсе повергло в шок магов, считавших, что странники между мирами не в состоянии попасть под такое воздействие.

Периодически воин ходил в пустыню, где пропадал на несколько дней. Взяв себе имя Кетцаль, он впоследствии стал сильным шаманом. Его ценили за уникальное умение усмирить любого врага. Говорят, этому приёму его обучили иджиалы, но он наотрез отказался что-то говорить о том, где находятся их города. Догадывался, что других просто не встретят так же, как его.

Однако, магов защищать от пустынного народа Кетцаль отказался. Всё же, он был согласен с пустынным народом, в том, что храмы Предтеч не предназначены для исследования магов, зацикленных на знаниях. Истинный смысл текстов храмов был недоступен магам. Да и всем остальным тоже, это была тайна иджиалов. И, естественно, Предтеч.

О дальнейшей судьбе Такаля, шамана иджиалов, ничего не было известно, поскольку как только не старались бессмертные приблизиться к пустынному народу, те тут же прогоняли зевак прочь с оружием в руках.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.