Ноя 29 2017

Вопрос времени

В Белых Стенах только что отпраздновали восьмисотлетие Лиги. Люди, эльфы, гномы и многие другие прибыли в столицу на торжества. Были даже граждане Матриархата и Халифата, всё же не в эпоху войн живём!

Высокие небоскрёбы величественно возвышались над некогда городскими стенами, оставленными как памятник прошлого.  Вдали рос, упираясь в небо, уже исполинский дуб СильваСоритас. Как и раньше, Мировое Древо до сих пор удостаивалось внимания друидов, но меньше – повредить ему не мог никто, а паломники и туристы допускались даже прикоснуться к тёплой коре дуба. Внимание и вера разумных были для дерева настолько же важны, как свет и вода.

– Крейд, рада что вы выбрались на торжества! – воскликнула Лара, эльфийка в лёгком платье из жёлтого шёлка и длинными волосами, украшенными янтарной заколкой. Прошли те времена, когда эльфы были «лесными охотниками», и теперь они стали, как и в сказках людей – прекрасными созданиями. Хотя «лесная красавица» вмиг могла превратиться в амазонку, стоило только дать повод, такова уж была натура всех эльфов.

– Он не хотел ехать, но такое торжество нельзя пропускать. – оскалился в улыбке Бартоль, представитель расы вольвонов, которая распустилась, словно цветок, из неказистых и агрессивных гноллов. Бартоль, как и почти любой вольвон, был богатырского телосложения, с головой волка. Одет он был в чёрный строгий смокинг. Никаких украшений, как у предков-гноллов, не было – разве что небольшая обручальная серёжка в правом ухе, и солнцезащитные очки, не скрывавшие умных жёлтых глаз.

– Не так уж и не хотел, но не мог же я бросить совет директоров? – смутился Крейд. Влад был в деловом костюме и фиолетовом галстуке (традиции владов не выдохлись даже спустя почти тысячу лет). С появлением в Мире больших предприятий, влады-мужчины хорошо показали себя как дипломаты, аналитики и психологи. А многие из них с успехом занимались управлением компаниями, которые ничуть не интересовали владесс. Дамы по-прежнему оставались ближе к «высоким материям» – науке, магии, искусству и религии. Урок, который преподнесло им Двоецарствие, когда Великая Мать выбрала Патриарха, и почти два тысячелетия матриархальных устоев пошатнулись, не прошёл даром.

– Здравствуйте, не желаете выпить в честь празднеств? – спросил проходивший мимо человек с бочонком кваса. Конечно, знаток рас вмиг разглядел бы в нём шартийца, хотя они и потеряли часть своих способностей, но природное обаяние у них осталось. Среди нынешних уроженцев далёкого Шарта лишь единицы могли принять боевой облик, да и сверхспособности проявлялись редко. Наследие Короля Грейлана давало о себе знать, и лишь достойнейшие открывали у себя дары. Остальным приходилось пользоваться магией, которая им давалась ничуть не хуже, чем коренным обитателям изумрудного полумесяца Халифата. Да, изумрудного! Всего пятьдесят лет понадобилось, чтобы превратить пустыню в райские сады, и уже не одно поколение подданных Халифата удивлялось, рассматривая в хрониках пустынные пейзажи. «Неужели так выглядела наша родина тысячу лет назад?!»

Неподалёку проходила компания иджиалов – они сравнительно недавно, лет пятьсот назад, окончательно вышли из затворничества, и теперь изредка попадались всюду. Их по-прежнему легко было отличить от остальных рас – они единственные, кто носили маски. Конечно, уже не такие громоздкие как раньше, но и не такие агрессивные. Мастера-скульпторы так умело вытёсывали маски, что они не вызывали абсолютно никакой агрессии. Некоторые шли ещё дальше, и придавали выражениям лиц на масках умиротворение – обладатели таких масок часто работали в больницах утешителями. Или же в управлении порядка – силами иджиалов были остановлены многие маньяки и безумцы, изредка появляющиеся и в этом Мире. А если на какую-то выставку искусства приходил иджиал, остальные могли сразу сказать – в своей номинации он явно займёт первое место, народ бывших пустынных дикарей намного опережал остальных в скульптуре, и, как оказалось, в живописи.

Наконец, заиграла музыка, и на главной площади, что располагалась под корнями СильваСоритас, вышли шестеро в белоснежных парадных костюмах. Это был Совет Лиги, по-прежнему управляющийся представителями разных сторон: человек, эльфийка, гном, неживой, шартиец, вольвон. За восемьсот лет из первоначального состава остался только неживой, Вердан – тот самый, кто привёл выживших и Неживых имперцев в Лигу. Фаралан Адираэль, повинуясь голосу Природы, ушёл в Храм Природы больше ста лет назад, и с тех пор его никто не видел, а на его место встала его внучка Алисия, которая тоже была принята Природой. Вступительная речь, овации и сам праздник. Это был радостный день, который в очередной раз доказывал что не смотря на свою непохожесть, все расы Мира могут жить в гармонии друг с другом.


– Мы выиграли эту войну! – крикнул человек в деревянном доспехе, и гул орды был ему ответом. Генерал сплюнул кровавую слюну, и достал целебные талисманы, которые наготовили жрецы. Через несколько десятков ударов сердца он будет в порядке.

Поле степи представляло собой кошмарное зрелище: горы трупов и бордовая от крови земля. На помощь пришли маги, которые стали уничтожать «мусор», поднимая в воздух клубы тошнотворного дыма. Запах войны будет терзать эти земли ещё пару десятилетий, прежде чем выветрится.

– Ты выиграл не войну, но сражение. – прокряхтел старый советник Генерала. Уже беззубый и седой, редко кто доживал до такого возраста, но Светозарный хранил его. – Но это место отмечено Светозарным Лиесом, тут должен быть город. И этот город будет гордостью твоей Империи.

– Город это хорошая идея. – сказал Генерал. – Здесь хорошо отражать атаки, и недалеко от плодородных земель. Эта крепость выстоит перед ударом любого противника, будь то человек, болотный эльф или даже демон!

– Я начну подробный осмотр земли, маги говорят что тут много металла, пригодного для острейших топоров и прочнейших кирас. – оповестил советник, и удалился из шатра Генерала. А сам Генерал лёг на меховую постель, жуя копчёную ногу ишки.

Война была почти выиграна, ведь войско Подлого Лита было почти разбито в этой битве, и осталось лишь добить остатки… а затем Генерал снимет свой шлем, и наденет капюшон вождя, как и хотел его отец. «Только когда наш народ будет единственным в степи, только тогда ты будешь вправе сменить меня», говорил отец. Условие почти выполнено, ещё до наступления холодов Генерал наденет капюшон из меха седого медведя, серебряного лиса, украшенного перьями высоконебесного орла и когтями дриад.
– Скоро родится моя Империя. – сказал себе сын вождя, погружаясь в сон без сновидений…


Лейтенант третьего элитного корпуса, дан Рангар шёл под смешки и возгласы жителей Дегана. Гордый влад понимал, что его ждёт позорная смерть от рук врага, но старался сохранить достоинство до последнего.

Старый палач прочистил горло, и начал свою речь:

– Граждане Дегана! Сегодня великий день, когда мы можем вздохнуть чуть свободнее, ибо сегодня последний час жизни командира одной из армий нашего врага! Лейтенант Рангар, за преступления против Протектората, за преступления против Света, ты приговариваешься к смерти! Есть ли в тебе слова извинений?

Владийский лейтенант только презрительно сплюнул и прищурил рубиновые глаза. Палач грубо положил его на деревянную колоду…

Казнь свершилась, следом за ним казнили других пленных владов. Люди разошлись по домам.

Дан Рангар ошарашено смотрел вокруг: голова была на месте, но на Деган опустился серый туман, а в небе вертелось что-то вроде большой воронки. Расходившиеся жители сияли лёгким свечением, но похоже не замечали этого.

– Великая Мать, что это такое? – вырвалось у лейтенанта.
– Похоже, это загробный мир. Где-то здесь должна быть дорога белого шёлка, которая приведёт нас во дворец Создательницы. – эхом ответил казнённый соратник. Дар был тут тоже, но Гаррет… его нигде нет.
– При жизни он был той ещё мелкой монетой, должно быть его отправили в пыточные Красного Короля. – вздохнул дан Рангар. Надо куда-то идти. Куда-нибудь, пока не поймём, куда.

При ближайшем рассмотрении стало ясно, что чем дальше тройка владов отправлялась от главной площади, тем плотнее сгущался туман. Этот странный туман поглощал все чувства, но стоило пожелать – как тут же ослепшие и оглохшие призраки оказывались на границе тумана.

– Центр нашей ловушки – помост, на котором нас казнили. Что если там и есть выход? – предложил один из владов. Лейтенант кивнул, и первым вступил на помост. Тут же краски вернулись на место, и Рангар увидел, что уже наступила ночь. Шея слегка болела, но он был жив! ЖИВ! Побывать в царстве мёртвых и вернуться, подобного ещё никто не совершал! Даже некроны, поднятые спустя некоторое время, ничего не помнили: царство теней хорошо скрывало свои тайны.

Бесшумно влады вышли из города, где рассказали обо всём начальству. А после отовсюду стали приходить новости: многие обрели шанс возрождаться после гибели! Кого-то это обрадовало, кого-то не очень… но началась новая эпоха, эпоха Бессмертных.


Небо яростно сверкало молниями, но всё уже свершилось. Слово было произнесено. Мир получил своё Имя и родился окончательно. Природа бушевала повсюду, выплёскивая энергию всеми возможными силами: землетрясениями, наводнениями, уранагами, извержениями вулканов.

Почти две сотни гостей Острова Гармонии лежали без сознания, и только команда человека в белом оставалась на ногах.

«Всё получилось замечательно! Друзья, мы все прекрасно справились!» – послал мысль человек в белом. Некоторые ответили ему возгласами радости, другие – вздохами облегчения.
«Надо будет привести в порядок кое-что, но мы обошлись малыми потерями»
«Потери?»
«Сильно потрепало надводные постройки сиш, несколько десятков городов разрушены, ранена магическая составляющая Мира»
«Последнее можно исправить за полчаса, пока никто не думает использовать серьёзные заклинания, я займусь этим прямо сейчас»
«А что с бессмертием?»
«Его больше нет. Это уже не игра, и смысл в нём отпадает»
«Это хорошо»
«Я разошлю всем живым знание об этом, пока друг друга по инерции не перебили»

Разговор протекал ещё долго, но главное – Мир только что перешёл из категории «вымышленных» в «реальные».


Человек в белом смотрел на дверь портала. Естественно, никакой связи между времени Мира, в который он отправится в компании своих друзей и коллег, и Миром, где они были сейчас, не было. Поэтому для них было легко попасть в абсолютно любое время.

Задолго до появления первого живого организма, или же в последний час перед Концом Света, в годовщину Основания Империи, или же в момент её падения… в день Рождения Мира, или в тот час, когда на горизонте можно было увидеть проявление земли за пределами Острова Гармонии. Любое из этих времён манило своими возможностями и приключениями.

Можно было даже отправиться в середину «повествования», оказавшись на месте своих проекций, которые тут же исчезнут без следа. Или же не создавать их вовсе, и быть в Мире уже в тот момент, когда первые имена отпечатались на страницах Книги.

– Ну что, в когда мы отправляемся? – спросил Часовщик, отложив трубку. Человек в белом уже знал ответ на этот вопрос, и сделал шаг вперёд, а следом и остальные…

Добавить комментарий

Your email address will not be published.